February 9th, 2019

promo kolybanov december 23, 18:43 9
Buy for 50 tokens
ЛЮБИМЫЕ ХУДОЖНИКИ БАШКИРИИ - о дин из самых масштабных некоммерческих художественных интернет проектов в мире (на сайте около 1500 авторов связанных с Башкирией, как уже ушедших, так и современников, охвачен период в 100 лет). Поддержите проект, посетите галерею мастеров по адресу…

Кто этот художник и что это за картина?

Сегодня попробую задать вопрос очень коротко. Художник из которая не сгинула, позапрошлого и прошлого века. Родился где уже сказано в году,
Картинки по запросу царский полтинник
умер в столице известного напитка в том же году, что и поклонник именно этой страны (где столица пенного напитка) у нас, политический деятель которого сейчас всовывают к месту и не к месту, троюродный брат великого поэта. Художник Академист. Звали его как мужа госпожи Михайловой (ну очень известного). Фамилию никак зашифровать не могу, ну пусть она начинается с буквы, как и фамилия деятеля, которому написал обращение другой наш великий поэт.
Имя и репродукции?
Collapse )

Крепостная Россия: 370 лет Соборному уложению - манифесту рабства



Сегодня 370 лет с того дня, когда было окончательно оформлено крепостное право в России - принято знаменитое, недоброй памяти Соборное Уложение 1649 года, ставшее зловещим документом, превратившим русских крестьян в рабов, чья печальная участь вызывала ужас и удивление даже у посещавших страну иностранцев, не видевших ничего подобного в других европейских державах...

Собственно, началось все с того, что мелкопоместные дворяне не могли экономическими средствами удержать на своих землях крестьян и по этой причине они упорно добивались отмены урочных лет и окончательного прикрепления крестьян к земле.
Так или иначе - осенью 1948 г. в Москве открылся Земский собор, а в январе 1649 г. комиссия Н.И. Одоевского представила собору новый кодекс законов, получивший наименование Соборного Уложения.

Как значилось в царском наказе, составители Уложения должны были следовать апостольским правилам и законам «греческих царей» (Византийскому кодексу). Но все же важная задача состояла в том, чтобы упорядочить законы, изданные в России при новой романовской династии, и вместе с тем удовлетворить требования сословий, выдвинутые в дни мятежа в Москве - и эта основная задача была решена сполна.

В отличие от предыдущих рукописных Судебников Уложение было первым печатным сводом законов - его издали в количестве 2000 экземпляров (огромный тираж по тем временам) и разослали по городам. Уложение 1649 г. служило основным сводом законов России вплоть до 1830 г. и было главным инструментом установления усиления и сохранения доминирующей политической системы - Романовского ига на Руси.

По ходатайству служилых людей «всех городов» Земский собор принял закон, по которому землевладельцы получали право искать своих крестьян и возвращать их на свои земли без ограничения срока давности - и этого одного хватило бы для характеристики иезуитского документа.

Основной документацией, удостоверяющей принадлежность крестьян землевладельцу были признаны писцовые книги, составленные в 1626 г.
«А отдавать беглых крестьян и бобылей из бегов, – значилось в Уложении 1649г., – по писцовым книгам всяких чинов людем без урочных лет».
[Spoiler (click to open)]

За время после валовой описи произошла смена поколений. Но это не имело существенного значения. Дворяне получили возможность вернуть не только крестьянина, записанного в книги, но и его сыновей и внуков - то есть рабство стало наследственным, едва не генетическим.
Возврату подлежала вся семья крестьянина вместе со всем нажитым имуществом...

Уложение впервые вводило суровое наказание (вплоть до торговой казни и тюремного заключения сроком на год) за поселение у себя беглых крестьян. Виновный землевладелец должен был платить по 10 р. за каждый год укрывательства чужого крестьянина. (При расчете исходная оценка составляла 4 руб. «за голову» крестьянина и 5 руб. за «глухой» живот – неописанное имущество крестьянина).

Соборное Уложение окончательно сформировало систему государственного крепостного права в России - для поддержания государственного фонда земель законодатели запретили землевладельцам переводить крестьян с поместных земель на вотчинные.

По этому же Соборному Уложению устанавливались наследственность крепостного состояния и право землевладельца распоряжаться имуществом крепостного крестьянина. Землевладельцам запрещалось насильно лишать крестьянина имущества, но долги несостоятельного землевладельца погашались за счет его крестьян и холопов.

Соборное Уложение обязывало дворян осуществлять полицейский надзор за крестьянами, собирать с них и вносить в казну подати, отвечать за выполнение ими государственных повинностей. Крестьяне лишались права самостоятельно отстаивать свои интересы в суде.

Законодательное признание податной ответственности землевладельцев за своих крестьян было завершительным делом в юридической постройке крепостной неволи крестьян. На этой норме помирились интересы казны и землевладельцев, существенно расходившиеся. Частное землевладение стало рассеянной по всему государству полицейско-финансовой агентурой государственного казначейства, из его соперника превратилось в его сотрудника. Примирение могло состояться только в ущерб интересам крестьянства.

В той первой формации крестьянской крепости, какую закрепило Уложение 1649 г., она еще не сравнялась с холопьей, по нормам которой строилась. Закон и практика проводили еще хотя и бледные черты, их разделявшие:
1) крепостной крестьянин оставался казенным тяглецом, сохраняя некоторый облик гражданской личности; 2) как такового, владелец обязан был обзавести его земельным наделом и земледельческим инвентарем; 3) он не мог быть обезземелен взятием во двор, а поместный и отпуском на волю; 4) его животы, хотя и находившиеся только в его подневольном обладании, не могли быть у него отняты «насильством», по выражению Котошихина; 5) он мог жаловаться на господские поборы «через силу и грабежом» и по суду возвратить себе насильственный перебор.

Плохо выработанный закон помог стереть эти раздельные черты и погнал крепостное крестьянство в сторону холопства. С установлением крепостного права русское государство вступило на путь, который под покровом наружного порядка и даже преуспеяния вел его к расстройству народных сил, сопровождавшемуся общим понижением народной жизни, а от времени до времени и глубокими потрясениями.

http://www.histotime.ru/htimes-553-1.html

---
Для интересующихся, вот научный и хладнокровный разбор Уложения профессиональным юристом с т.зр. истории юриспруденции, очень рекомендую просмотреть хотя бы выделенные фрагменты, чтобы раз и навсегда сформировать свое отношение к г-да Романовым, Голштейн-Готторпским, первым оккупантам Земли Русской, которым наследуют нынешние гауляйтеры -
[Spoiler (click to open)]

Соборное уложение 1649 г. и крепостное право: размышления о методологических истоках историко-правовой дискуссии второй половины XIX — XX в

(Соколова Е. С.) («Российский юридический журнал», 2011, N 2)

...При изучении специфики правовых норм Соборного уложения к наиболее спорным относится вопрос о юридической сущности процесса закрепощения крестьян, надолго предопределившего законодательную политику и социокультурный облик самодержавия. Наличие противоречий в статьях, закрепляющих принципы имущественной и личной несвободы всех категорий крестьян Московской Руси, не раз отмечалось в историографии вопроса

<1>. Статус лиц крепостного состояния стал объектом постоянного исследовательского интереса на фоне тенденции российской историко-правовой науки второй половины XIX в. к определению социально-политической основы неограниченной монархии и степени ее влияния на организацию социума, сферу экономики и духовно-религиозную жизнь сословий. Наиболее последовательная концептуальная модель крепостного права эпохи правления первых Романовых была разработана ведущими представителями государственно-юридической школы в рамках выдвинутого ими теоретического положения о решающем значении государства для стимулирования «сверху» процесса стратификации по сословному типу.
Юридическим следствием правотворческих инициатив самодержавной власти стало закрепление в Соборном уложении принципа неравенства перед законом, основанного на степени тяжести государственного тягла, предусмотренного законодателем для всех сословий единого Русского государства, включая служилых землевладельцев <2>. ——————————— <1>

...Отличительная черта теории крепостного права, разработанной в трудах отечественных историков-юристов, заключается в признании большинством авторов неоднозначности правового статуса частновладельческих крестьян XVI — XVII вв. Отсутствие юридических критериев для определения сословных признаков многочисленных категорий сельского населения средневековой Руси в значительной мере способствовало целенаправленному отказу законодателя от четких дефиниций крепостного состояния применительно к объему поземельных и личных прав крестьянина, проживающего в пределах вотчинно-поместных земель <3>

. Концептуальная парадигма, выдвинутая историками-государственниками, отличалась методологической цельностью по отношению к вопросу о тяглом характере Московского государства. По мнению большинства сторонников государственно-юридического направления историографии, деспотическая основа российского самодержавия XVI — XVII вв. проявлялась в стремлении верховной власти добиться максимального использования материальных и человеческих ресурсов для укрепления обороноспособности внешних границ.

Не последним соображением законодателя в пользу нормативного закрепления сословных обязанностей всех категорий населения стала возможность создания источника постоянных финансовых поступлений в казну, что способствовало формированию законодательно обеспеченной системы, позволяющей каждому подданному московских государей «тянуть» свои публичные обязательства «в меру его хозяйственных сил» <4>. ——————————— <3> Общим итогом обозначенной тенденции стало формирование предпосылок для полного прикрепления крестьян к земле, которое сопровождалось постепенным падением интереса законодателя к институту обельного (полного. — Е. С.) холопства в связи с невозможностью распространить на «старинных холопов» денежные повинности в пользу государства. ——————————— <7> Там же. С. 13 — 15. Аналогичные оценки Уложения о службе 1556 г. наряду с запретом свободного распоряжения родовыми вотчинами для «старинных» княжеских фамилий, закрепленном в Уложении о вотчинах 1562 г., есть и в историографии последних десятилетий (Колычева Е. И. Огосударствление земель в России во второй половине XVI века // Система государственного феодализма в России во второй половине XVI века: Сб. ст. / Отв. ред. Л. В. Данилова. М., 1993. Ч. 1. С. 93 — 114; Скрынников Р. Г. История Российская. С. 270 — 274, 290 — 291). <8> Скрынников Р. Г. История Российская. С. 117, 128.

..Сергеевич придавал огромное значение данному обстоятельству, полагая, что оно заслуживает самого пристального исследовательского внимания при решении вопроса о степени поземельной зависимости крестьян согласно Уложению. По мнению ученого, законодатель относился к крестьянину как к неотъемлемой принадлежности поместно-вотчинного фонда земель, что способствовало возникновению официально-публичного порядка записи свободного лица в крестьянское состояние, которая осуществлялась при содействии поместного приказа.

Установление кабального холопства, наоборот, сохраняло черты частного договора, основанного на подписании служилой кабалы. Правовое значение этого документа подкреплялось силой обычая и не требовало обязательного заверения приказными людьми. Различный характер носили и юридические последствия указанных договоров. Крепость крестьянина, записанного за господином, являлась в соответствии с Уложением вечной и потомственной «без урочных лет», распространяя свое действие на детей и внуков закрепощенного лица. Кабальная зависимость приобретала лишь пожизненный характер, при этом имущество субъекта, давшего на себя служилую кабалу, передавалось в полное распоряжение владельца будущего холопа.

Именно наличие особой юридической «природы» у каждого из рассмотренных договоров позволило Сергеевичу выявить дифференцированное отношение составителей Соборного уложения к зависимому состоянию крестьян и холопов. По наблюдениям исследователя, законодатель сознательно избегал эпитета «крепостной» применительно к частновладельческому крестьянину, адресуя его «холопам кабальным, полным, докладным, старинным» и подразумевая под ним, очевидно, «дворовый» статус данного несвободного состояния, не всегда связанный с земледельческими работами....

Сопоставляя данные новгородских писцовых книг с материалами духовных грамот московских князей и общерусских переписей, исследователь высказал обоснованное мнение о том, что общинное землевладение крестьян являлось изобретением служилого государства, укреплявшего свои социально-экономические позиции за счет конфискации земель частных вотчинников, прежде управлявших ими по старинному древнерусскому праву «своеземства». Формирование государственного фонда тяглых черных земель сопровождалось быстрым расширением условного поместного землевладения, субъекты которого были в полной социально-экономической зависимости от власти московского государя, осуществляемой через институт пожизненной и наследственной службы. На той же юридической почве, по мнению Сергеевича, выросла и крестьянская несвобода, основанная на самовластном распоряжении великокняжеской власти статусом крестьян-общинников, которые в любой момент могли «из государевых черносошных людей стать крепостными» <14>. ——————————— <14> Там же. Т. 3. С. 25, 32.

Не отрицая того факта, что составители Уложения рассматривали крестьянина как неотъемлемую часть земли, ученый все же не был склонен к абсолютизации данного обстоятельства, настаивая на «вечной и потомственной» принадлежности крестьянских семей землевладельцам. Крестьяне и раньше были обязаны работать на своего господина, а с прекращением права свободного выхода работа и повинности стали назначаться по усмотрению вотчинников и помещиков.

Сергеевич предложил собственную интерпретацию запрета обязываться «ростовыми кабалами», предусмотренного Уложением для категории несостоятельных должников из частновладельческих крестьян. По мнению историка, распространение практики подобных обязательств могло бы привести к возникновению большого количества неразрешимых коллизий между притязанием господина на отработку долга по кабальному договору или жилым записям и правом землевладельца, зафиксированным в писцовых книгах.

Таким образом, потребность служилых людей в даровом крестьянском труде имела для законодателя приоритетное значение, приведя к полному уничтожению остатков личной свободы крестьян и предоставлению владельцам вотчин возможности продавать «жилые» земли с крестьянами в том случае, если факт их проживания на проданных угодьях был занесен в писцовые книги. Самодержавное государство, став инициатором юридического оформления крестьянской крепости, сознательно сделало акцент на личной зависимости крестьянина, стремясь обеспечить интересы служилых землевладельцев, в свою очередь, несущих пожизненное служебное тягло в пользу московских государей <15>. ——————————— <15> Там же. Т. 1. С. 221 — 222; Соборное уложение 1649 года. Гл. XI. Ст. 7. С. 152.

Методологические принципы теории закрепощения крестьян, выдвинутой Сергеевичем на основе сословной концепции старшего поколения государственно-юридической школы, особо важны для понимания общей модели историко-юридического дискурса, использованной ведущими представителями данного историографического направления. Отводя монархическому государству ведущую роль в историческом процессе, историки-юристы рубежа XIX — XX вв. исходили из тезиса об искусственности сословного концепта, сформулированного старомосковскими законодателями с целью консолидации всех категорий населения вокруг верховной власти. Соотношение между обычаем и законом столь же искусственно стало меняться в пользу последнего.

Неопровержимое доказательство данного положения государственники видели в указной теории <16>, выдвинутой В. Н. Татищевым, по которой прикрепление крестьян происходило по воле законодателя на протяжении XV — XVI вв., а Соборное уложение лишь подтвердило норму утраченного Указа царя Федора Иоанновича о полной и окончательной отмене Юрьева дня, который, предположительно, был принят по настоянию Бориса Годунова между 1592 и 1597 гг. ——————————— <16> Подробнее о сущности указной теории см.: Беляев И. Д. История русского законодательства. С. 430 — 431; Скрынников Р. Г. Борис Годунов. М., 1983. С. 91 — 102; Татищев В. Н. История Российская. Л., 1968. Т. 7. С. 373; Карамзин Н. М. Записка о Древней и Новой России в ее политическом и гражданском отношениях. М., 1991. С. 70 — 72. О взглядах Б. Н. Чичерина на проблему закрепощения см.: Соколова Е. С. Указ. соч.

Поддерживая тезис Б. Н. Чичерина о решающем влиянии государства на социально-экономическую жизнь средневекового русского общества, Сергеевич проявил научную толерантность к взглядам В. Н. Татищева и Н. М. Карамзина на проблему происхождения крепостного права, возникновение которого оба историка связывали с внутренними потребностями самодержавного государства. В его трактовке «перемещение поземельной собственности из рук своеземцев в руки помещиков» сопровождалось законодательной отменой крестьянского выхода, что служило для московских государей «могучим средством… укрепления своей власти и объединения Русской земли» <17>...

Почва для полемики между Сергеевичем и Ключевским была подготовлена тезисом «безуказной» теории о наличии постоянного противоречия между политическим и экономическим элементами крестьянского правового статуса в XVI первой половине XVII в. Поддерживая концепцию служилого государства, Ключевский говорил о заинтересованности великокняжеской власти в сохранении поземельного тягла крестьян, воплощенной в нормах московских судебников об ограничении условий крестьянских переходов. Новизна в осмыслении сущности крепостного права заключалась в стремлении исследователя выявить влияние социально-экономических факторов на законодательные инициативы самодержавия, связанные с ограничением тенденции к «похолоплению» крестьян, быстро набирающей силу в поместно-вотчинных хозяйствах. По наблюдениям Ключевского, уровень личной зависимости крестьянства от землевладельцев особенно резко вырос к началу XVII в. в связи с распространением господских ссуд на хозяйственные потребности и стабильным ростом крестьянской задолженности, что, по обычаю, вело к утрате свободного статуса, возобновление которого полностью зависело от воли господина <20>. ——————————— <20> Ключевский В. О. Русская история: Полный курс лекций: В 3 т. М., 1997. Т. 2. Лекция XLIX. С. 271 — 272.

Отмечая внешнее совпадение интересов государства и служилых людей по вопросу о необходимости закрепощения крестьян, Ключевский подчеркивал, что в данном случае наличие согласованности между обычаем и законом носило исключительно наружный характер, «обе стороны тянули в разных направлениях» <21>. Государство искало законный способ ослабить частные обязательства крестьян-должников, чтобы сохранить их тяглое состояние. Служилые землевладельцы, наоборот, стремились превратить крестьянина в пахотного холопа, «которого сверх того можно было бы при случае продать, заложить и в приданое отдать без земли» <22>. Общим юридическим итогом данного противоречия стало вполне прагматичное желание государства примирить казенные интересы с притязаниями частных лиц. Ради достижения такого консенсуса правительство царя Алексея Михайловича было вынуждено пойти на компромисс: «Личная крестьянская крепость по договору… превращалась в потомственное укрепление по закону» <23>. Составители Соборного уложения закрепили материалы писцовых книг в качестве единственного юридического основания для определения крепостного статуса, что, по убеждению Ключевского, окончательно превратило «частное гражданское обязательство» в «новую государственную повинность». Историк не сомневался в том, что введение бессрочного сыска беглых способствовало вечному укреплению крестьян вместе с «неотделенными членами крестьянских семейств» за частными землевладельцами, превращая утрату личной свободы в решающий признак крепостного права <24>. ——————————— <21> Там же. С. 282. <22> Там же. С. 283. <23> Там же. С. 286. <24> Там же.

Факт принадлежности крестьянина к земле не отрицался Ключевским, но играл в его концепции подчиненную роль искусственно сформулированного юридического условия наследственной крепости крестьянина «лицу… за которым его записала писцовая… книга» <25>. По мнению ученого, казуистичность гл. XI Соборного уложения позволяла законодателю достичь временного согласования финансовых интересов государства и заинтересованности служилых людей в уничтожении крестьянской свободы. Прикрепление крестьян к сословному тяглу, осуществленное через личность землевладельца, способствовало выработке многочисленных законодательных запретов «пустошить поместья», разоряя крестьянские хозяйства или отпуская отдельные семьи на волю. Вместе с тем Уложение расширило власть землевладельца над личностью и имуществом крестьянина, допуская даже дробление крестьянских семей и хозяйственного инвентаря для восстановления нарушенного равновесия между интересами служилых людей в случае взаимных исков о незаконном укрывательстве беглых людей <26>. ——————————— <25> Там же. С. 287. <26> Там же. С. 292.

Оценивая нормы Соборного уложения как решительный поворот крестьянской политики в сторону «тяглого холопства», Ключевский справедливо рассматривал избранный законодателем путь как тупиковый для дальнейшей судьбы Российского государства. «Плохо выработанный закон» лишь временно примирил интересы казны и частных землевладельцев, приведя в дальнейшем к «расстройству народных сил» и глубоким общественным потрясениям. Негативное влияние норм Уложения ученый увидел прежде всего в разработке юридической основы для последующего отчуждения «рабовладельческого» российского дворянства от остальных сословий благодаря «мелочным дрязгам» крепостнического быта и расслабляющему действию дарового труда, под влиянием которого у рядовых представителей высшего сословия постепенно «тупело чувство земского интереса» и утрачивался вкус к полезной общественной деятельности <27>. ——————————— <27> Там же. Лекция L. С. 295....

Например, в содержании ст. 3(XI) прямо сказано о том, что «по суду и сыску» беглые крестьяне должны быть возвращены прежним владельцам «з женами и з детьми и со всеми их животы». О том же идет речь и в ст. 20(XI), где содержится разрешение для вотчинников и помещиков бить челом государю о «беглых своих крестьянах и о бобылях», перешедших «за всякими иными» землевладельцами. В ст. 9(XI) упоминается, что запись крестьян в писцовых книгах предполагала укрепление их зависимости за «кем-то», т. е. от частных лиц. Приведенная формулировка весьма расплывчата, она конкретизируется в ст. 2(XI), где говорится о возможности записи крестьян по писцовым книгам предыдущих лет как за служилыми людьми, так и за монастырями, посадской общиной и даже крестьянскими обществами дворцовых сел и черных волостей <31>. ——————————— <31> Соборное уложение 1649 года. Гл. XI. Ст. 2, 3. С. 151; Ст. 9. С. 153; Ст. 20. С. 154.

Во-вторых, отсутствие в Соборном уложении формального определения юридических признаков крепостного состояния связано с уровнем юридической техники XVII в. Несмотря на достаточно высокую по меркам того времени степень абстрактности отдельных норм и глав анализируемого памятника, в целом он изобилует сложными и довольно казуистичными формулировками, приближенными по оборотам речи не столько к разговорному языку посадских людей Москвы, сколько к стилистике книжной культуры того времени, которая отличалась витиеватостью и усложненностью, за что получила от современников выразительное наименование «плетения словес» <32>. ——————————— <32> Предположение об идентичности текста Соборного уложения разговорному языку посадских людей Москвы 1640-х гг. было сделано А. Г. Маньковым (Маньков А. Г. Указ. соч. С. 19 — 21). О стилистических особенностях русской литературы указанного периода см., например: Клибанов А. И. Духовная культура средневековой Руси. М., 1996. С. 266 — 296.

Наконец, в-третьих, сложно утверждать, что в Московском государстве «бунташного века», социальная структура которого отличалась отсутствием консолидационных процессов «снизу» и неустойчивостью стратификации, можно было по воле законодателя мгновенно сформировать новый правовой институт сословного характера, основанный на предельно четких юридических дефинициях. Учитывая изложенные соображения, можно предположить, что составители Соборного уложения и не стремились к выработке раз и навсегда закрепленного механизма закрепощения крестьян, предпочитая подвергнуть формализации те элементы их зависимости, которые уже были привычными благодаря длительному применению....

Признавая отсутствие обратной силы нормы о бессрочном сыске для дочерей беглых крестьян, вышедших замуж за людей других вотчинников и помещиков до 1649 г., законодатель прямо указал на тот факт, что крестьянин является составной частью вотчинно-поместных земель независимо от личности их владельца, «потому что… государевой заповеди не было, что никому за себя крестьян не принимать… да и потому, что… во многие годы вотчины и поместья за многими вотчинники и помещики переменилися» (ст. 3(XI)). Не последнюю роль в формировании тенденции прикрепления крестьян к земле играло стремление законодателя обеспечить крестьянское хозяйство экономическими ресурсами, необходимыми для несения казенного тягла. О систематических «государевых поборах» говорится, например, в ст. 6(XI), закрепляющей обязанность землевладельцев осуществлять посредничество между крестьянином и казной, причем сумма податей определялась на основании «переписных книг», где было указано количество крестьян, записанных за каждым землевладельцем. В ст. 30(XI) прямо говорится о том, что «крестьяне… в писцовых… книгах и в выписях написаны на поместных… и на вотчинных землях».

Заботясь о хозяйственной сохранности поместного фонда в интересах военной службы, законодатель запретил «пустошити» поместья, переселяя крестьян на вотчинные земли даже в пределах одного землевладения. Нарушая многочисленные гарантии неприкосновенности вотчин, составители Соборного уложения даже предусмотрели возможность принудительного переселения крестьян, «воровски» переведенных из поместья в вотчину. Согласно ст. 31(XI) в случае законной передачи «пустой» поместной земли другому служилому человеку он мог бить челом о возвращении ему крестьян со всем их имуществом и собранным урожаем <33>. ——————————— <33> Соборное уложение 1649 года. Гл. XI. Ст. 1, 2. С. 151; ст. 6. С. 152; ст. 30, 31. С. 156.

Приведенные примеры не исчерпывают многообразия норм Соборного уложения, свидетельствующих о попытке законодателя преодолеть черты «похолопления» крестьян на фоне их «вечного и потомственного» прикрепления к земле. Потребность в разработке регулируемых законом ограничений личной свободы крестьянского населения стала складываться в старомосковском обществе под влиянием экономической нерентабельности поместно-вотчинного землевладения, неблагоприятных природно-климатических условий, перманентной социально-политической нестабильности самодержавного государства XVI — XVII вв., вызванной борьбой за власть и уязвимостью приграничных рубежей. Тем не менее окончательное решение вопроса о преобладании тенденции к частновладельческой зависимости крестьянства по типу классического рабства в законодательстве Московской Руси возможно только с учетом анализа судебной практики и актовых материалов, отражающих специфику делопроизводства приказной деятельности в сфере правоприменения.

Bibliography

полностью здесь - http://center-bereg.ru/l1460.html

---
Самое поразительное во всем этом - что мракобесно-средневековый документ, узаконивающий самое вопиющее неравенство, рабство, статус низших сословий как скотины, принадлежащей господам, сейчас преподносится школьникам в обтекаемых формулировках и лукавых оценках, где рассказывается о юридических достоинствах документа и лишь вскользь упоминается о его человеконенавистнической сущности.

Вместо того, чтобы объективно оценить его как манифест крепостного права, детям внушается, что для своего времени это был едва ли не прогрессивный документ, способствовавший развитию российской государственности, а вовсе не закабалению народа и превращению его в бесправный и бессловесный скот...

А теперь просто посмотрите на происходящее в современной России, от вопиющего социального и имущественного расслоения до юридически закрепляемых неравенств прав некоторых фактически сложившихся сословий и одной массы населения - и ответьте, не напоминает ли вам все это дела давно минувших дней.

Кстати же, поразительная любовь нынешних элиток к романовскому семейству, выразившаяся в том числе и в недавнем навязывании, скажем, аэропорту Мурманска имени Николая Второго, вполне отвечает этим напрашивающимся историческим параллелям, не заметить которые сегодня, в день принятия знаменитого Манифеста крепостничества, было просто невозможно...

Сильно подозреваю, что изменения в Конституции, о необходимости которых говорит нынешняя элита РФ, приблизят ее по факту именно к этому историческому документу, узаконив идущее гигантскими темпами построение в России феодально-крепостного общества всесилия господствующих классов и бесправия народных масс.


Мои твиты

Collapse )

Он мой гап-дош



Без названия (64).png

Теперь я смело могу сказать, что то окружение и то сообщество в котором мы делали гап в Ростове-на-Дону мои гап-дош. Теперь этих людей я смогу называть мои гап-дош. Мы сделали в Ростове гап. Что это такое спросите вы? Да сразу скажу, что, если кто знает может смело высказывать свое мнение и не бояться. Это древняя традиция, которая приходит к нам с Востока. Если раньше не было интернета и мониторов, перед которыми сегодня практически все собираются, то на востоке мужчины делали гап.

Collapse )

Депутат ГД: "Государство слишком отделилось от церкви - нужен новый налог на храмы"?


Слияние и единение государства и церкви не подлежит сомнению, если верить этому фото, однако, вот вам утверждения:

"Логично было бы ввести или обязательный налог на восстановление храмов или прямое бюджетное финансирование. Если мы у вас отобрали насильно храм, и еще ваших родителей посадили, расстреляли, то мы, конечно, с точки зрения вещного права должны вернуть в том же объеме и еще заплатить неустойку и штрафы, и это было бы логично.

Государство слишком отделилось от церкви, недофинансирование идет. Учитывая ту огромную работу, что несет церковь – вопросы общественных нравов, общественного воспитания и общественного призрения – государство, конечно, мало уделяет церкви возможностей, в том числе материальных и финансовых.

Есть некоторое количество памятников, которые церковь хотела бы считать своей собственностью, и исторически оно так и есть. Я считаю, что то, что отнято у церкви, вполне может быть возвращено... Объект переходит церкви, мандат на поддержание культурного объекта, историко-реставрационных работ остаются за государством, то есть государство финансирует необходимые работы, исполняет музейные функции."

Тот случай, когда и смех, и грех, право же - на полном серьезе нас пытаются уверить в том, что РФ, в которой:
официальные лица, первые руководители светятся со свечками на всех главных церковных богослужениях, где священники окропляют боевую технику и окормляют солдат в армии, где Минобороны строит храмы, а закон об "оскорблении чувств верующих" является орудием борьбы с инакомыслящими, вот в этой самой стране "Государство слишком отделилось от церкви"?

Охх. Ну ладно, давайте не станем оскорблять ничьих чувств, во избежание сами знаете чего, а просто приведем интервью с человеком, который высказал это удивительное наблюдение, или умозаключение, да еще сам вызвался на интервью, да подробно ответствовал на вопросы и вообще вел себя как уверенный в своей правоте человек, несмотря на очевидное противоречие фактам его утверждений, что заставляло подозревать в нем либо религиозного фанатика, либо лоббиста от ЗАО РПЦ, скорее, второе...


Сергей Гаврилов: "Государство слишком отделилось от церкви" 7.02.19
Интервью с председателем Комитета Госдумы РФ по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Сергеем Гавриловым состоялось по его просьбе. «Новые Известия» задали вопросы, которые волнуют гражданское и светское общество. Многие ответы на них оказались весьма спорными.
[Spoiler (click to open)]

- Сергей Анатольевич, тема нашей беседы - взаимоотношения церкви, государства и гражданского общества. Оцените, насколько сегодня на уровне законодательном урегулированы эти отношения и нужны ли здесь новые законы?

- С утилитарной точки зрения мы заинтересованы сегодня, чтобы религиозные организации в нашей стране, в том числе, централизованные, то, что мы называем традиционными конфессиями, участвовали бы в большей степени в образование, воспитании и социальном призрении (то есть помощи больным людям на дому). У государственных служб в этой сфере есть недостатки. В то же время значительная часть этой функции по факту находится на уровне приходов церкви. Но церковь не получает со стороны государства на это никакой поддержки – ни налоговой, ни информационной, ни компенсации затрат на помощь людям. Сейчас мы предусматриваем, чтобы церковные организации в сфере оказания социальной помощи уравняли [законодательно] с благотворительными и волонтерскими организациями. Второе – мы просим при этом государство не вмешиваться во внутреннюю богослужебную деятельность церкви с точки зрения обязательности реестров, ответственности по информированию государства. Мы считаем, что нужно максимально соответствовать светскому характеру нашего государства.

- Вы затронули понятие «светское государство». Как раз по этой теме вопросов сегодня больше всего. По мнению людей светского общества, РПЦ сегодня из некогда гонимой организации превратилась в гонителя инакомыслящих и цензора, светский характер государства поставлен под сомнение. У меня с собой список примеров, зачитаю. В последние четыре года закрепилась практика: православные активисты врываются на светские и культурные мероприятия и срывают их, и ничего им за это не бывает. Вспоминаем тюремные сроки «Pussy Riot». 2015 год - постановка режиссера Тимофея Кулябина оперы Вагнера «Тангейзер». Митрополит Новосибирский и Бердский жалуется всем на постановку – от губернатора до ФСБ и суда. Потом на улицу выходят те самые активисты и требуют физической расправы над режиссером. Валерию Гришко, сыгравшему архиерея в фильме «Левиафан», самарская «православная общественность» предъявляет обвинение: его роль «циничная и грязная пародия на русский православный епископат», она «оскорбляет всех верующих и есть не что иное, как «фиглярское издевательство над российской властью и основной конфессией нашей страны — святым православием». Разгромленная выставка фотографии Джока Стёрджеса в 2016-ом. Балет «Нуреев» - постановка Большого театра, фильм «Матильда» - последние два года, это мы уже все помним. Претензия в чем? Взгляды РПЦ выражаются в формах открытого насилия, силовыми методами. Участились случаи морального суда над искусством. Стремление духовенства к всеобщему контролю и цензуре, вас ничто не смущает? Следующий шаг, как говорит нам история –инквизиция?

- Достаточно однобокий взгляд. У нас церковь и носители традиционной морали долгое время в 90-ые подавлялись. Включите федеральные каналы и посмотрите, кто на самом деле доминирует в медиапространстве. Вы увидите, что на тройке ведущих каналов традиционных религий России – христианства, ислама, иудаизма и буддизма практически нет. Ремейки западных шоу – это…

- То есть вы считаете, что перечисленные мною случаи – это исключения? Нам должно быть стыдно за них?

- Исключение. Следствие того, что мы долгое время не даем возможности церковным институтам реализовать свои социальные, культурные и прочие возможности. Следствие недостаточного воспитания наших общественных нравов. Но нельзя воспринимать критику или взгляды как с одной, так и с другой стороны как возможность суда. И нельзя говорить о либеральном суде над тысячелетней российской историей. Мое мнение как светского человека: отделение церкви от государства - это не способ загнать носителей традиционной морали в катакомбы. Это возможность свободного проповедования своих взглядов не только в ограде церкви, но и в обществе. Абсолютное большинство населения нашей страны – сторонники демократии и светского государства, но при этом они и сторонники традиционных ценностей. Мы должны исключать возможность использования бюджетных механизмов, то есть денег налогоплательщика, традиционно мыслящего населения на то, чтобы оскорблять чувства этого населения. Хотелось бы, чтобы все спорные вопросы, особенно которые воспринимаются очень болезненно в отношении нашей истории, минимизировались с точки зрения бюджетных сфер.

- История одно, а художественный вымысел – другое. Художника за творчество сажать – это нормально?

- Я не покушаюсь на художественный вымысел, я считаю, что если общество считает, что оно оскорблено, то мы должны пойти по пути согласия. Нынешнее состояние нашего общества – тяжелое, оно требует врачевания и миротворчества, а не провоцирования тех чувств, которые воспринимаются как оскорбление.

- Но дошло до того, что «нежелательные» фильмы поджигают в кинотеатрах. Режиссеры - под следствием. Где тут миротворчество?

- Я думаю, гонений на «Матильду» не было. Был справедливый, на мой взгляд, ответ. Может быть, в резких формах. Вопрос в формах. По содержанию - высказанная озабоченность того, что на бюджетные деньги, на деньги налогоплательщиков снимается продукт, который воспринимается налогоплательщиками негативно. Пожалуйста, если вы хотите снимать подобного рода фильмы, собираете деньги с рынков, фандрайзинг, в интернете собирайте, желательно не из западных, конечно, фондов – собирайте с той части населения, которая готова это поддерживать.

- Но хорошо, глубоко традиционная наша «Ирония Судьбы, или С легким паром!» - с ней что не так? Недавно митрополит Рязанский высказался: фильм противоречит христианству и «наполняет душу человека ложными, несбыточными мечтаниями».

- «Ирония судьбы» – это советский фильм, я думаю, там все стороны поняли в итоге друг друга. Мягков… – люди в возрасте, надо просто понимать, что надо уважительно относиться друг к другу. Это фильм вызывал похожие чувства и во время его создания. Все понимают мягкую иронию, но при этом надо понимать следующее … Я вот на это смотрю как многодетный отец, у которого три дочки и сын, и понимаю, что у нас практически нет медиапродукции, особенно на федеральных СМИ, которые поддерживаются бюджетом и которые ребенок посмотрел бы и узнал о ценности семьи, об ответственности супругов, о верности, заботе о детях, в том числе о больных детях, о необходимости поддерживать друг друга в тяжелый момент, в моменты болезни, смерти. Возникает вопрос о том, что необходимо сбалансировать медиаполитику. Отсутствие идеологии в отношении семьи требует, чтобы хотя бы между гражданскими институтами было понимание того, что нам нужна многодетность не как форма решения проблем с демографией и трудовыми ресурсами, а как форма выживания наших традиционных, моральных институтов.

- Недавно у нас вышел материал с реальной фотографией – священнослужитель окропляет детей святой водой прямо за партами. В общеобразовательной школе в Коломне проводится религиозный обряд, хотя законом это прямо запрещено. РПЦ транслирует правовой нигилизм?

- Это не правовой нигилизм, это форма становления нашего гражданского общества. Более того, надо предлагать детям посещать храмы, где распространено православие. Можно посмотреть, как работают наши исламские братья в регионах Северного Кавказа, Поволжья, Ближнего и Среднего Востока, и мы увидим, что подобного рода воспитательная деятельность с детьми эффективная, в том числе с точки зрения стабилизации нравов, преодоления всяких криминальных явлений. Я не считаю это негативом. Единственное что я считаю, что лучше, конечно, посещать храмы.

- То есть священники дальше будут ходить в школы? А если в классах мусульмане, буддисты, атеисты, дети из семей с научным мировоззрением? Кто защитит научное знание о мире, которому отнюдь не 7 тысяч лет?

- Присутствие священников в школе – это не нарушение принципа отделения церкви от общества. Священник приходит рассказывать о культуре и истории церкви, о вере. В регионах, в которых у нас присутствует в основном православное население, это - не есть плохо. Это показатель того, что у нас не хватает учителей с высоким уровнем образования в данной сфере. А религиозные обряды – по желанию родителей считаю возможным проводить.

- Отдельная тема - РПЦ и армия. Патриарх Кирилл на заседаниях Минобороны. Благословение им ночного Совбеза России на тему Украины. Пресс-секретарь патриарха пояснил, что посещение мероприятий Минобороны носит традиционный и, скорее, ритуальный характер. На коллегиях патриарх сидит в первом ряду, в ряду за ним – генералы… Не логично ли тогда завести и посадить рядом муфтиев и раввинов?

- Служба капелланов должна быть доступна для военнослужащих. Конечно, все веры должны иметь возможность проявления своих религиозных чувств и доступа к мечети и к синагоге. Во всех армиях мира, включая американскую, участие священников в воспитании воинов и благословение их на подвиг приводит не только к повышению качества воспитательной работы, но и служит снижению негативных неуставных отношений.

- Но это было не благословение воинов на подвиг в бою. Это присутствие Патриарха на коллегии, где главой государства обсуждается стратегия внешнеполитических действий.

- Я думаю, что патриарх вряд ли присутствует на совещаниях, которые носят закрытый характер и где рассматриваются вопросы безопасности. Но его участие на мероприятиях, на праздниках –вполне приемлемо.

- Военнослужащие Минобороны рассказали, что их принуждают скидываться на строительство Храма Вооруженных сил Российской Федерации в Подмосковье. Подавать заявления, что они добровольно вносят свои средства, но это не так. Известны случаи о таких же просьбах в адрес бизнеса. Не похоже ли это на вымогательство?

- Есть такая поговорка о дураке, которого заставили молиться, а он лоб разбил. Это, конечно, эксцесс бюрократии. Но я вижу, что у нас в стране есть огромная проблема - и у РПЦ, и частично у ислама и у иудаизма, которой нет у других религиозных организаций. Церковь получила на свои плечи огромное количество разрушенных религиозных объектов – храмов и монастырей, это не Валаам и не Троице-Сергиева лавра, где есть поток туристов и государственная поддержка. И часто ответственность за восстановление на священнике или архиерее.

- Никто не против добровольных пожертвований. Почему с такими просьбами дошли уже до аппаратов федеральных структур, до воинских частей?

- Логично было бы ввести или обязательный налог на восстановление храмов или прямое бюджетное финансирование. Если мы у вас отобрали насильно храм, и еще ваших родителей посадили, расстреляли, то мы, конечно, с точки зрения вещного права должны вернуть в том же объеме и еще заплатить неустойку и штрафы, и это было бы логично. У нас стоит огромная проблема с отсутствием храмов и их восстановлением, а деньги, которые идут на реставрацию и восстановление от государства, с каждым годом уменьшаются.

- То есть что нам делать с этими добровольно-принудительными пожертвованиями?

- Я думаю, что восстановление храмов – это государственная задача, а строительство новых – это задача добровольная - как со стороны людей, так и социально-ответственного бизнеса. Я являюсь противником такой формы воздействия. Часто это является проявлением неумного рвения, особенно у муниципальных чиновников, которые хотят в глазах начальства проявиться и не имеют по закону возможностей выделять бюджетные средства.


- Конфликт Русской православной церкви с Константинополем и Украиной. Это политический конфликт?

- Этот конфликт носит на 90% политический характер, и основная задача его – предвыборная. На самом деле он даже опаснее, чем конфликт Антиохийской и Иерусалимской церквей из-за Катара. Это не вмешательство одной епархии на каноническую территорию другой. Как участник событий знаю конфликт изнутри, говорил со всеми патриархами и со многими светскими руководителями стран. Мое мнение - это очень опасный проект, инспирируемый радикальными экстремистскими националистическими силами на Украине. Теми силами, которые группируются вокруг нацистских сил - тех же сил, которые ответственны за бойню католиков в начале Второй мировой войны и которые сейчас занимаются подавлением прав православных верующих на Украине.

- Почему Константинопольский Вселенский патриарх благословляет этот, как вы говорите, экстремизм?

- Здесь есть внешнее влияние - использование для легализации новой церкви Константинопольского Патриарха со стороны США, со стороны европейских партнеров. Я считаю, что патриарх выбрал опасную, ошибочную модель в попытке вернуть свое влияние на Украине. Во времена Османского владычества Константинопольский Патриарх был очень весомым и значимым человеком –осуществлял религиозную власть над всеми территориями. Османская империя рухнула, но остался патриарх со своим крошечным приходом, с отсутствием фактическим паствы и желанием при этом больших, властных амбиций. Я думаю, это гордыня. В ходе встречи я ему напомнил слова его предшественника – Иоанна Златоуста, который сказал, что нет ничего слаще греха раскола.

- Что ответил Варфоломей?

- Он сказал, что знаком со словами своего предшественника, но полагает, что сможет перехватить контроль за церковью и организовать свою церковь на Украине. Я считаю, это иллюзия. Нынешние радикальные силы на Украине не позволят никакому патриарху Варфоломею влиять на духовное состояние муфт, потому что им нужно лишь прикрытие в лице вселенского патриарха. Они попытаются откупиться от него. Не для того они сделали проект, чтобы отдавать его Варфоломею.


- После предоставления автокефалии православной церкви на Украине намеки о том же стали приходить из Минска. Считаете ли вы вероятным развитие церковного конфликта в Беларуси по украинскому сценарию?

- Я считаю, что чисто по религиозным мотивам этот процесс невозможен в Беларуси, точно также как это невозможно на Украине. Кто просит обычно автокефалию? Церковь. Подобного рода проект - следствие политических амбиций, а не развитие внутрирелигиозной ситуации. Возникает политический режим, который считает что ему нужно собственная церковь для контроля людей, пытается светскими методами управлять церковью. Это обычно плохо кончается. Церкви, созданные как политические проекты, быстро умирают.

- Повсеместный переход объектов федерального культурного наследия в собственность церкви. Споры вокруг Исаакиевского собора. Во Владимире - имущественные требования епархии к Владимиро-Суздальскому музею. Кроме Успенского и Дмитриевского собора – памятников ЮНЕСКО церковь просит отдать ей 12 объектов, среди коротых символ «Золотого кольца» – Золотые ворота. Валаам. Соловки. Имеет ли право РПЦ на такие привилегии? И вообще чье это дело – заботиться о сохранности национального культурно-исторического наследия – государства или церкви?

- Моя формула такая: большинство объектов церковь не хочет брать, потому что это огромные расходы: это реставрационные, научные работы, очень для церкви сложные. Церкви финансово сложно даже обеспечить какие-то возможности охраны.

- То есть вы отрицаете тенденцию по массовым имущественным притязаниям церкви?

- Отрицаю, потому что это невозможно. Есть некоторое количество памятников, которые церковь хотела бы считать своей собственностью, и исторически оно так и есть. Я считаю, что то, что отнято у церкви, вполне может быть возвращено. Кто отнял, мог бы компенсировать расходы на восстановление храмов и монастырей. Можно рассмотреть модель, которая вполне опробована в Европе – ограниченный переход права собственности. Объект переходит церкви, мандат на поддержание культурного объекта, историко-реставрационных работ остаются за государством, то есть государство финансирует необходимые работы, исполняет музейные функции.

- Возвратимся к Валааму. Монастырь учредил вокруг себя сеть фирм, занимающихся обычной торговлей и услугами. Продают местным жителям и туристам, паломникам продукты, в том числе — крепкий алкоголь под брендом«Валаамский монастырь. Аптекарский садъ», пиво, сигареты. Сдают отели, продают экскурсии. Все это — в условиях островной монополии. Жители жалуются – церковь отняла у них единственный источник дохода, выселяет с острова. При этом церковные лавки открываются ровно на тех точках, откуда торговали жители, с теми же видами товаров, только в разы дороже. Вместе с тем монастырские фирмы получают от государства бюджетные средства на расселение погорельцев, взимают с местных коммунальную плату. Это тоже частный случай?

- Церковь по закону о свободе совести не имеет права вести коммерческую деятельность. Я затрудняюсь сказать, я там не был. Обязуюсь изучить. Если церковь занимается социальными функциями, то для этого должна создавать свои некоммерческие организации.

- Нет, там вполне коммерческие вещи, а не социальные даже.

- Надо понимать, куда идут доходы.

- Доходы – деньги от туристов и населения острова взимаются по бумагам как пожертвования на монастырь, в том-то и дело.

- Надо выяснять. Кто от имени церкви занимается. Это, конечно, очень оскорбительные вещи для церкви, потому что для нас Валаам как Афон . Потому что религия это у нас не атрибут общественный жизни, а ее смысл.

- Поправки к федеральному закону о специальной оценке условий труда. Новая формулировка его 3-й статьи освобождает религиозные организации от проверок по условиям труда. Чиновники теперь не смогут проверять служителей церкви. Как вы относитесь к этим поправкам?

- Абсолютно правильные движения с нашей стороны. Церковь и государство должны жить друг с другом по принципу невмешательства. Светские законодатели, мы в том числе, все время забываем об особенностях религиозных организаций. Религиозные дела - это добровольные дела. Оценивать трудовой статус монахов, трудников, затворников некорректно, также это касается и вопросов безопасности храмов, вопросов сохранения культурного наследия и так далее. Когда у нас чиновники – они любят это делать везде по аналогии с бизнесом - начинают вламываться в религиозные организации и проверять наличие лампочек, культурное наследия – куда это?


- Но ведь многие церковные организации существуют у нас в форме тех же ООО и НКО. У нас двойные стандарты об ответственности для юрлиц на территории одного государства?

- Я не знаю, что за ООО – это секты. Доходы должны распределяться на уставные цели, в том числе, на социальные цели. Но есть и немало проблем у всех религиозных организаций по поддержке социальных функций – тут просто надо выстраивать деликатный диалог.

- Вы про церковные НКО сейчас?

- Да. Надо понимать, что у нас религиозные организации созданы для спасения души, а не как западные секты – для вымогательства денег и отъема имущества.

- Еще одна поправка – вы уже говорили о сотрудниках церковных организаций. Госдума приняла законопроект, упрощающий РПЦ отказ от соглашений о размере минимальной заработной плате. Изменения вносятся в Трудовой кодекс РФ. РПЦ будет вправе платить своим сотрудникам меньше МРОТ. Заодно Дума проголосовала за правки в закон «О специальной оценке условий труда», которые позволят религиозным организациям не отчитываться перед чиновниками об условиях труда своих работников. Как вы голосовали за эти поправки?

- Многие люди идут в церковь добровольно и работают певчими, трудниками в монастырях и практически ничего не получают (это зависит от возможностей прихода). Это подвижнический труд. Люди, которые работают в храмах, но получают очень мало, работают в воскресных школах, в гуманитарных центрах, работают с тяжелыми пациентами, ведут кружки алкоголиков, наркоманов и т.д. Для них это служение, а не способ заработка.

- Но почему снимают механизмы защиты даже по МРОТ для людей, на которых держится церковь?

- Нет возможностей у церкви, у прихода для этих людей. Это знаете, такой циничный, не беспристрастный подход - оценивать церковную жизнь с точки зрения доходов.

- Как нет возможностей? Проходили в прессе сведения о миллиардных доходах у того же Валаама, который при этом зарабатывает не вполне на церковных вещах. Вы говорите – можно так делать. Доходы от торговли, гостиниц, земли. Куда-то же эти деньги идут? Почему бы их не отдавать людям, которые своим ежедневным и еженощным тяжелым трудом олицетворяют наши соборы?

- Я думаю, что церковь и патриархия должна иметь возможность перераспределения доходов. Но вопрос монашенствующих очень деликатен. Часто монахи, трудники, певчие даже не хотят обсуждать эти вопросы, для многих это обесценивает их внутренний подвиг.

- Вы уж простите, что я возвращаюсь к этому вопросу, но хочется разобраться. Деятельность, на которой сегодня дали возможность зарабатывать церкви - не совсем о спасении души, как вы сказали. Это сдача недвижимости, это сдача земли, это организация туристическо-паломнических походов, лавочная торговля всем, что востребовано. И это избавление от налогов и проверок, так?

- Это совершенно оправданная история. Я еще с 90-х годов был сторонником того, чтобы вернуть имущество и земли церкви, они сейчас не возвращены. Но церковь не должна ходить с протянутой рукой и жить за счет подаяний и пожертвований. Да, я считаю, что это правильное направление. С одной стороны – монашеское дело, подвиг, а с другой стороны – сдача в аренду, промыслы – это абсолютно нормальные дело, абсолютно нормальная возможность зарабатывать.

- Сергей Анатольевич, вы 15 минут назад сказали, что государство не должно никак вмешиваться в дела церкви. Но должно помогать реставрировать храмы за свой счет, то есть за счет налогоплательщиков. Вернуть десятилетия назад отобранные активы, земли и недвижимость. Позволить учрежденным «дочкам» зарабатывать на всем, на чем священнослужители хотят. И не лезть с проверками...

- Церковь русская православная живет в труднейшем положении. Если вы ознакомитесь с жизнью любого, даже московского прихода, вы увидите, что доходы, которые собирает церковь как церковная организация – крошечные, пожертвований не хватает даже на то, чтобы содержать храм, не то чтобы платить зарплату. И это плохо. Государство слишком отделилось от церкви, недофинансирование идет. Учитывая ту огромную работу, что несет церковь – вопросы общественных нравов, общественного воспитания и общественного призрения – государство, конечно, мало уделяет церкви возможностей, в том числе материальных и финансовых.

- В июле прошлого года вы попросили Конституционный суд РФ растолковать вам понятие «светское государство». Растолковали?

- Нет, еще ждем. Это очень важно. Я бываю часто в Сирии и согласен с верховным муфтием – он говорит, что выживаемость, стабильность государства зависит от того, насколько оно эффективное и светское. Как только оно впадает в зависимость к религиозным государствам, возникают риски нестабильности, угрозы, искушение подавления одних в пользу других, неравноправие и ограниченные возможности развития светской политики, светской культуры.

- Зачем вам определение от суда?

- Мы хотим просто понять, исходя из наших традиций и конституционных норм, светский характер государства - какой он должен быть?

- В вашем определении светское государство - это что?

- Мы должны, безусловно, сохранять разделение государства и церкви, но при этом деятельность светских властей сверху донизу должна учитывать не просто традиции, а те моральные, бытовые, культурные правила, которые сформировались за тысячелетия благодаря влиянию церкви. Уважительное отношение к самой церкви, к богослужениям, активное вовлечение церкви в социальную миссию. Это участие церкви в двух очень важных вопросах: укрепление семьи, воспитание детей и военное служение отечеству. У нас проблемы с понятием «служение отечеству». Человек не может идти умирать ни за что. Он же не может идти умирать за 100 долларов или за 300 долларов. Церковь должна заниматься армией, воспитанием любви к отечеству, потому что любовь к отечеству – любая любовь – она не вещественна, она не материальна.

- У нас у солдат мало такой любви?

- Я не знаю, сколько ее, но она должна быть. Мы не знаем, как будет в будущем - армия будет роботизированной машиной или человеком, который в критический момент готов отдать свою жизнь не просто за жену и детей, а за страну. Это очень важный момент при наших рисках внешних.

- Вы принимали активное участие в поправках к статье 148 Уголовного кодекса. Это горячо обсуждаемая, вызвавшая общественный резонанс инициатива, называют ее законом об оскорблении чувств верующих. Расскажите кратко, какие поправки в эти законы вы просили внести и что из этого удалось, а что нет?

- Я думаю, что вопрос об оскорблении напрямую связан с вопросом о достоинстве, а достоинство – это основа для категории прав человека. Если у нас общество расколото, если на самом деле у нас существует полярные морали, то это огромная проблема для государства, поэтому мы должны вместе понимать, что такое ценности. Даже если у нас существуют какие-то маргинальные группы, которые культивируют свою маргинальную мораль, мы должны понимать, что в интересах всего общества, культивировать деликатность к таким вещам, как религиозные ценности. На мой взгляд, значительная часть радикализма, особенно в Европе – она спровоцирована. Я с опасением отношусь к этому. У нас, как вы знаете, в самом христианстве нет радикализма, нет экстремизма, нет даже оснований и вряд ли будут, и не надо их провоцировать. Нельзя допустить, чтобы под флагом христианства, как это сейчас на Украине, создавались экстремистские течения.

- Есть такое мнение – очень распространенное среди самих верующих, что истинно верующего человека оскорбить нельзя.

- Оскорбить нельзя, но можно создать ему неприятности. Когда при мне оскорбляют Господа, я понимаю, что Господь поругаем не бывает. Но государство не должно поощрять вещи, которые вызывают у человека отчуждение от государства, от страны. Куда идти такому человеку – в катакомбы или бежать из страны? Как воспитывать потом себя, друзей, семью свою – это очень серьезная проблема. Когда мы говорим об оскорблении, мы не должны действиями, которые зачастую являются эпатажными с точки зрения привлечения к человеку, к его продукту, провоцировать оскорбленное уязвленное чувство верующих.

- Как вы относитесь к называющим себя православным течениям, которые развиваются в стране активно в последние четыре года? «Сорок Сороков» – вы наверно знакомы с этими ребятами. И таких течений не одно. Это ли не настоящее оскорбление православия и самого бога? Люди выбивают извинения от деятелей культуры, актеров, журналистов. Ходят на судебные заседания давить на преследуемых по политическим статьям общественников. Ведут кампании против «аморальных» фильмов, рекламы, искусства. Пишут в полицию заявления на людей по известной "экстремистской" 282-ой статье, еще много чего делают, и их девиз: «Православие и спорт».

- Я не считаю, что они оскорбляют православие. Это молодежное общественное движение, я так понимаю, они во многом люди православные. Можно из самого мирного человека сделать агрессивного человека – не нужно больших усилий.

- Но агрессия как раз с их стороны, призывы к физической расправе, эмоциональное давление на ближних своих, простите.

- Я считаю, что всё – вопрос диалога. Если человек говорит, что его оскорбили, надо выслушать его. И найти решение. Если мы видим, что православная молодежь считает себя оскорбленной или некими методами госполитики в области культуры или некими частными инициативами, то мы должны вырабатывать консенсус, сидеть днями и сутками, чтобы выработать деликатные, уважительные решения. На основе наших, российских, исторических, традиционных ценностей.

От редактора:

Из долгого разговора с законодателем мы так и не узнали, есть ли у многомиллионной армии российских атеистов право на защиту, в том числе и от "православной молодежи"? Почему грубо нарушается закон, по которому запрещены любые богослужения в школах? Допустимо ли в светском государстве преследование деятелей культуры за "неправильные" с точки зрения РПЦ произведения искусства?..Зато узнали, что в Государственной Думе у РПЦ есть убежденный и верный лоббист, чей рабочий кабинет увешан иконами.

https://newizv.ru/news/politics/07-02-2019/sergey-gavrilov-gosudarstvo-slishkom-otdelilos-ot-tserkvi

---
Для сомневающихся, буде таковые найдутся, напомню полугодичной давности пост как раз о степени слияния государства и церкви, РФ и РПЦ, где об этом подробно говорилось -
Collapse )
---

СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО В РФ ГОСУДАРСТВО СЛИШКОМ ОТДЕЛЕНО ОТ ЦЕРКВИ?

ДА, БЕЗОБРАЗИЕ, НУЖНО ВВЕСТИ ДОП.НАЛОГ С ГРАЖДАН НА ФИНАНСИРОВАНИЕ РПЦ
2(3.6%)
ДА И НЕТ, У НАС СЕКУЛЯРНОЕ ГОСУДАРСТВО, ЦЕРКВИ НУЖНО ПОМОГАТЬ, НО НЕ БОЛЕЕ, ЧЕМ СЕЙЧАС
1(1.8%)
НЕТ, У НАС И ТАК ЦЕРКОВЬ СЛИШКОМ МНОГО ИМЕЕТ ОТ ГОСУДАРСТВА, ЧТО ПРОТИВОРЕЧИТ КОНСТИТУЦИИ
29(51.8%)
НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ - НУЖНО ВЕРНУТЬ ВСЕ ПРОТИВОЗАКОННО ПЕРЕДАННОЕ РПЦ ИМУЩЕСТВО И ЛИШИТЬ ЕЕ ПРЕФЕРЕНЦИЙ
20(35.7%)
ДА РАДИ БОГА, ПУСТЬ ГОСУДАРСТВО ПОМОГАЕТ, НО ТОГДА ВСЕМ ЦЕРКВЯМ/РЕЛИГИЯМ: ИСЛАМУ, ИУДАИЗМУ, БУДДИЗМУ И ПР.
4(7.1%)

---

Как вы считаете, неужели два веселых гномика и жизнерадостная дамочка между ними от чего-то там отделены?

UPD1
[Spoiler (click to open)]

hobbit_2_18
9 февраля 2019, 10:31:55 Комментарий изменен: 9 февраля 2019, 10:35:26
До революции все храмы принадлежали государству, а попы получали в нем зарплату. Так что большевики ничего не отнимали, а на правах собственника распорядились этими помещениями. Все вопросы - к богоизбранным государям и самодержцам Петру Алексеевичу и Екатерине Алексеевне.
Все переданное РПЦ имущество с 1991 года вернуть, все льготы отобрать, уроки в школе отменить, кафедры в вузах закрыть. Церковь должны содержать верующие, так например в Германии католики добровольно отчисляют некий процент от дохода.
Заодно и увидим 80% у нас православных или 3%.

dvoevlodke73
9 февраля 2019, 11:02:57
Отравители. Жаль, не задан был вопрос, на чем поднялась РПЦ в 90-е годы. А поднялась она на беспошлинной торговле табаком и алкоголем. А Гундяев был тогда заведующим отделом внешних сношений РПЦ, т.е. главным коммерсантом.
А здесь вообще даже не знаю, как комментировать. Если медсестра будет в совершенстве знать специальность, но забудет молитву мытаря, ее отстранят от должности???
Показать изображение

uldemir1
9 февраля 2019, 11:31:28
Вообще пофиг, меня не касается, не моё дело.
Если они не введут налог на храмы, они введут налог на дороги, тротуары, воздух, итп, короче, всё равно придумают как с нас денег содрать.Меня не касается, не моё дело.
Мне абсолютно пофиг, кто будет заниматься перераспределением благ: чиновник в рясе, или чиновник в пиджаке. Меня не касается, не моё дело.
Короче, это их дела, их внутренняя возня, вообще пофиг, меня не касается, не моё дело.

al_vem
9 февраля 2019, 11:52:59 Комментарий изменен: 9 февраля 2019, 11:54:52
Вообще-то, отняла имущество у церкви вроде как своим указом о секуляризации 'государыня матушка Екатерина'. И во времена РКМП была целая госшарашка под названием Синод для управления церковным имуществом.
Персонаж Катеньке не пробовал предъявы кидать?

kolybanov
9 февраля 2019, 12:31:35
Вот сам верующий. Но никак не пойму, имея чуть не тысячи Храмов которые надо восстанавливать РПЦ бойко строит новые. Притом начинает новые не достраивая старые (такое впечатление, что потом они пойдут кланяться гражданским властям, что денег нет, а коробка вид портит, дайте денег на достройку). Ну и роскошь с какой у нас живёт высший клир уже что-то запредельное (Бог-то ведь всё видит)

mazzarino
9 февраля 2019, 15:11:08
По правде, это все уже перешло в область политики. Помните,во времена Революции была листовка, изображавшая царское государство в виде пирамиды. На слое духовенства красовалась надпись "Мы морочим вас". Все вернулось на круги своя. Церковь - еще один инструмент для обеспечения лояльности к существующей системе. Лозунг "несть бо власть, аще не от Бога" вколачивается кувалдами. При этом, как то забывается, что смысл фразы, толкование коей давали и Иоанн Златоуст, и Иосиф Волоцкий, совсем не такой, как его трактуют сейчас.

upd2
[Spoiler (click to open)]


Едросы, чинуши, пропагандоны, силовики VS народ

Конец первой февральской недели оказался очень символичным - возьмём только по одному событию и посмотрим какая мозаика получилась - очень кратко, статьи-первоисточники материалов о событиях по ссылкам под фото из СМИ...

1. Едросы были в своём репертуаре - продолжая традицию, выступила очередная депутатская разъевшаяся особь из Екатеринбурга и сообщила, что младшим школьникам никакие завтраки не положены, родители должны платить сами...


https://www.nakanune.ru/news/2019/02/06/22532108/

2. Чинуши из Подмосковья, решившие отжать здание школы в Горках под предлогом ее ремонта, предложили протестующим вместе с родителями учеников уже не первый месяц, оказавшимся на улице учителям, идти пока что в дворники и сторожа...
Collapse )
Диспозиция примерно понятна, граждане?

1. Едросы продолжают доносить до сведения граждан РФ, что "государство им ничего не должно"
2. Чинуши продолжают грабить страну и гнобить народ, издевательски предлагая ему "держаться"
3. Пропагандоны продолжают лицемерно советовать надеяться только на себя и "начать с себя самого"
4. Народ начинает возмущаться, выходя на уличные митинги-протесты и "организовывая сопротивление"
5. Силовики вооружены до зубов и готовы применить оружие в случае противостояния власти и народа.

Чем дело кончится - покажет весна, быть может, когда даже до самых тугодумных дойдет, что "само не рассосется".

UPD
[Spoiler (click to open)]

serg07011972
9 февраля 2019, 11:59:33
Эта Дерягина - бывший секретарь райкома комсомола, много лет работает директором дома детского творчества Ленинского района Екатеринбурга, на сентябрьских "выборах" 2018 года стала опять депутатом; по её округу конкуренткой была актриса Юлия Михалкова, которую сняли с "выборов" под надуманным предлогом, ещё одним конкурентом Дерягиной был мой товарищ: https://serg07011972.livejournal.com/2070031.html

На "выборах" городских депутатов в 2014-м по тому же округу конкурентом Дерягиной был другой мой товарищ.

На обоих "выборах" (2014 и 2018 годов) товарищи говорят, что городское и областное руководства с помощью "административного ресурса" сделали Дерягину депутатом.