January 3rd, 2018

Мои твиты

promo kolybanov 02:56, yesterday 86
Buy for 50 tokens
Отсюда Реально, даже если это не прописано в Законе, экзит-полы до окончания голосования обнародовать некорректно. Сейчас посмотрел, голосование по поправкам закончилось, а экзит - полов обнародовано очень мало. Ну вот решил присоединиться и устроить опрос-экзит пол. Сделаю его анонимным…

России-2018 готовят сценарий Ирана руками элиты? "Богатые тоже плачут", или майдан по-олигархически.


Об иранских событиях последнего времени всем известно, а вот понятно ли, что России-2018 готовят сценарий Ирана руками трясущейся от страха за свои капиталы элиты?
Готовится к реализации план - "Богатые тоже плачут", или майдан по-олигархически, шантаж осуществляется тотальный и наши богатеи загнаны жестокосердными партнерами в угол, поскольку шанса обойти санкции личного плана им не оставляют ни единого - семьи, даже бывшие, тоже попадают под них, в случае чего.

Итак. В первый день нового 2018-го года, известная либеральная радиостанция, рупор прозападных элит, пригласила столь же известного рукопожатного со всех точек зрения журналиста, вхожего в самые верхушечные либеральные круги российской знати, с тем, чтобы он озвучил настроения, в них царящие.
Он и озвучил, причем открытым текстом и вот что у него вышло:
а) США готовит РФ санкции по-ирански, то есть, тотальные и жесткие, б) российская элита в настоящей панике, причем широкие ее круги, до 10 тысяч человек, а не только самая верхушка, в) смещение Путина является непременным и однозначным требованием Запада элитам, в противном случае санкции коснутся всех, даже бывших членов семей и уйти от них не удастся никому, г) у элиты нет иного выбора, кроме как выполнить требование Запада, поскольку на кону стоит все абсолютно и для каждого из них, д) тот, кто будет поставлен элитой при согласовании с Западом после Путина, тут называется Медведев, должен будет избавиться от ЯО.

Собственно, это главный посыл, который был озвучен 1-го января рукопожатнейшими из рукопожатнейших западных агентов в прямом эфире на всю страну.
Что-то было сказано прямо, что-то читалось в контексте, на что-то прозрачно намекнули, но в целом смысл первой новогодней речи был именно таков, а впрочем, читайте сами (выделенное жирным и красным шрифтами прочесть 2 раза) -

А. Красовский
― Вашингтон вообще всегда говорит, что демонстраторы имеют право. Это позиция Вашингтона. Она, между прочим, абсолютно логичная, справедливая. Демонстранты действительно имеют право. И ровно то же самое сказал президент Рухани. И, честно говоря, и Путин тоже говорит иногда, что демонстранты даже имеют право, если это конструктивные демонстранты и конструктивная оппозиция. Как правило, правда, оппозиция по Владимиру Владимировичу Путину неконструктивная. И ее можно разогнать...

О. Журавлева
― А откуда у тебя уверенность, что санкции против России новая серия будет сравнима с санкциями против Ирана.

А. Красовский
― У меня никакой уверенности в этом. Как ни у одного из тех людей, которые, так или иначе, в эти санкции могут попасть. Но я вижу реакцию, скажем так, своих знакомых, которые боятся в этом списке оказаться. Это просто очень богатые люди. Это не какие-то путинские олигархи. Не менты, не прокуроры, не кагэбэшники. А это просто очень богатые люди, которые заработали свои деньги еще при Борисе Николаевиче Ельцине. И они, скорее всего, тоже окажутся в санкционных списках.
И, скорее всего, все их бизнесы будут заблокированы в США, и все их долларовые счета будут заблокированы. Все их активы в долларах повсеместно тоже будут каким-то образом блокированы. Начнется целая серия огромная судов. Большинство из которых они проиграют. И у меня есть ощущение, вернее по тем разговорам, которые эти люди ведут, по той панике, которая сейчас царит внутри этой первой тысячи русского «Форбса», а это прям настоящая паника, поверьте.
Мне кажется, что, наконец, действительно начнутся серьезные санкции. И с этим ничего нельзя сделать. Это факт. Это научный факт. Это как ровно такая же история, как до последнего никто не мог поверить в то, что русские олимпийцы пойдут на этом открытии Олимпиады не под российским флагом. До последнего момента никто в это не верил, кроме Национального олимпийского комитета России, который точно об этом знал с самого начала.
И здесь ровно та же история. Да никто в это не верит. Но это произойдет, эти санкции, которые произойдут в январе-феврале, это будут всеобъемлющие, чудовищные, которых еще никогда не было по отношению к России, к русскому бизнесу. И вообще к русским. Эти санкции коснутся не только самих бизнесменов, не только людей, близких к управлению и непосредственно к Путину, но также их семей и их детей. Это будут санкции, которые будут касаться не только денег, но также образования, проживания, виз и так далее.

О. Журавлева
― А какая цель должна быть у этих санкций?
[Spoiler (click to open)]

А. Красовский
― Люди должны понять, что они несут персональную ответственность за то, что происходит сейчас в России. И персональная ответственность заключается в том, не только в том, чтобы это осознать, но и в том, чтобы попытаться это поменять.

А. Красовский: Оппозиция по В.В. Путину неконструктивная. И ее можно разогнать.

О. Журавлева
― Раз мы говорим про санкции и про то, как они должны подействовать. Против разных стран они применялись. У Северной Кореи тоже далеко не прекрасная картина. Например, Ким Чен Ын заявил и готовности КНДР участвовать в Олимпиаде. И о ядерной кнопке на его столе. По его словам КНДР готова направить свою национальную сборную на зимние олимпийские игры, которые пройдут в Южной Корее. Также подчеркнул необходимость улучшения отношений с республикой Корея. По его словам КНДР открыта для диалога. Но при этом напомнил про ядерную кнопку. Это тоже наверное на нас немножко похоже.

А. Красовский
― Это с одной стороны немножко похоже, с другой стороны немножко не похоже. Северная Корея живет то что называется под санкциями с самого начала своего появления. Они никогда не жили в других обстоятельствах. Эта страна всегда жила чудовищно. И люди, которые проживают в этой стране, всегда жили очень плохо. Они вообще не понимают, как по-другому. Это как люди, как мы, которые всю жизнь прожили в Советском Союзе. Мы никогда не жили хорошо. Русские все-таки жили хорошо последние 25 лет. Русские все-таки были свободным народом в свободной Европе, со свободным хождением валют. С бесконечным количеством счетов за границей, недвижимости где угодно.
Мы были не только самой большой, но одной из самых богатых европейских наций. Не на душу населения, а глобально. И санкции направлены как раз против богатых русских. Потому что от богатых русских совершенно по справедливому мнению конгресса США и зависит судьба России, судьба России по справедливому мнению конгресса США мало зависит от народа России. А зависит она, эта судьба России, от тех людей, которые этой страной действительно управляют. И которые, так или иначе, обладают влиянием на человека, который как бы вроде бы держит свою руку на ядерной кнопке. Ядерная кнопка это конечно прекрасно, но что-то мне подсказывает, что в век, когда, скажем честно, производством этих ядерных кнопок управляет человек, чье максимальное умение заключается в том, что хихикать, когда топят собаку. И больше он не умеет делать буквально ничего кроме как топить собаку и своего такого же бессмысленного сына назначать руководителем военной корпорации, что-то мне подсказывает, что никто не боится этой ядерной кнопки.

О. Журавлева
― Да ладно.

А. Красовский
― Вообще на самом деле отношение к этим людям было очень хорошо отображено на лице президента Сербии, при котором топили эту самую собаку. Такое сочетание брезгливости и жалости. Это президент Сербии, мы не говорим о президенте Франции и премьер-министре Великобритании или президенте США.
Это сочетание брезгливости и неловкости при столкновении с людьми, которые управляют сейчас Россией, оно повсеместно. Никто, конечно, не боится этой ядерной кнопки. Потому что, в общем, довольно странно бояться ядерной кнопки в стране, которая не может больше запустить ни одного спутника.
И бояться этой кнопки почему-то должны люди, у которых уже с частных космодромов взлетают ракеты, потом туда же возвращаются на точку, равную спичечному коробку. И поверьте мне, этой ядерной кнопки уже никто не боится, потому что все прекрасно понимают, что эту ядерную кнопку, в общем, глобально, наверное, можно заблокировать каким-нибудь просто программным багом, который все равно производится где-нибудь в Купертино. Или в другой точке Силиконовой долины.

Поэтому что-то мне подсказывает, что не ядерных кнопок боятся. В случае конкретно Северной Кореи, очевидно, что просто сама эта страна расписана под влияние, зону влияния КНР. И все понимают, что Ким Чен Ын это просто такой очень странный и долбанутый вассал Китая. И Китай там либо наведет порядок, либо не наведет, прислушается к мнению США, не прислушается. Потом почему вы решили, что такая зона нестабильности на прямой непосредственной границе Китая и России невыгодна США. Почему вы считаете, что сумасшедший диктатор на границе Китая и России в точке, где проживает приблизительно миллионов 20 человек, в общем, враждебных США государствах, невыгоден этим самым США. Я думаю, что очень выгоден.

О. Журавлева
― В таком случае может на Олимпиаду им стоит действительно поехать.

А. Красовский
― А зачем? С какой приблизительно целью.

О. Журавлева
― Продемонстрировать успехи северокорейского спорта.

А. Красовский
― Может и стоит. Но им же никто не запрещает там особо ехать на эту Олимпиаду. Никто особо не интересуется этой самой Северной Кореей. Такая же история на самом деле и с Россией. Глобально никто, это нам кажется, что нами все интересуются. А нами не особо люди интересуются. Ну живут какие-то там сумасшедшие люди в тайге, их там 140 миллионов. Нам кажется, что это много. Но с точки зрения Дании и Норвегии это много. А с точки зрения Бразилии и Индии это вообще ни о чем. Нас в 2,5 раза меньше, чем американцев. Почему нами должны как-то особо интересоваться. Мы там ничего не делаем кроме леса и нефти.

О. Журавлева
― Мы можем им газ не давать.

А. Красовский
― Кому мы можем газ не давать?

О. Журавлева
― Европе.

А. Красовский
― Ну какой Европе. Европа уже довольно плавно с русского газа слезает.

О. Журавлева
― Но пока еще 30%.

А.Красовский: Этой ядерной кнопки уже никто не боится

А. Красовский
― 30% это не 70%. То есть никакой монополии российского газа на самом деле не существует. Все прекрасно понимают, как прекрасно сейчас начинает, вернее производиться сжиженный газ. Он производится не в России, потому что для этого нужны технологии, которых сейчас в России нет повсеместно. И Россия не будет импортером этого сжиженного газа. Я уверен, что вообще наше представление о собственной значимости, оно очень сильно преувеличено.
Я неоднократно это говорил и сам повторяю, что, честно говоря, никого там особо мы не интересуем. То есть мы как бы кого-то интересуем, но в качестве какой-то такой страшилки, потому что людям вообще приятно, когда их иногда попугивают. Так на расстоянии. Держать себя в каком-то тонусе важно. Кем бы тебя ни попугивали. Путиным или Ким Чен Ыном. Но мне неприятно, конечно, что пугалкой являемся мы. Действительно образованный хороший европейский народ, а не какие-то там, в общем, чужие дальневосточные монстры. И людям действительно в западном мире непонятно, а почему, собственно говоря, такими чудищами вдруг являются люди, которые живут от них в полутора часах лету. А не в 12 часах где-то там…

О. Журавлева
― Ну некоторые в 12. И это тоже наши люди.

А. Красовский
― Да, безусловно. Но все-таки эти наших людей довольно мало. А наших людей, которые живут в полутора часах довольно много. То есть все-таки большинство русских живет здесь. В европейской части России. И то, что они расселились туда на Дальний Восток, это такая необычная случайность. Но про это люди не думают, а люди думают действительно, что все-таки надо каким-то образом уже решить эту проблему русского ужастика. Люди устали пугаться русских.

О. Журавлева
― Но это же тонизирует.

А. Красовский
― Безусловно, но в то же время есть много тонизирующих действительно вещей. Иран, Северная Корея и так далее. Поэтому я думаю, что так или иначе эти санкции и направлены на это и, так или иначе, поверьте, эти санкции…

О. Журавлева
― Чтобы нас просто придушить.

А. Красовский
― Не нас, почему нас-то с вами. То есть, конечно, и нас с вами, потому что если у нас с вами сейчас отключат СВИФТ и все наши долларовые счета, которые имеем в российских банках, будут конвертированы по какому-нибудь нелепому внутрироссийскому курсу, и обвалятся все наши представления о ценах. Ну слушайте, ну они же у нас обвалились там пару лет назад или три года назад. И ничего, пережили как-то это. Мы и это переживем. Мы большие. Мы привыкли к тому, что нам плохо.

О. Журавлева
― Да нас просто таких, о которых ты говоришь не так много.

А. Красовский
― Да. Собственно против нас таких направлены эти санкции.

О. Журавлева
― А что мы должны сделать в ответ? Чтобы не было так плохо нам.

А. Красовский
― Ты знаешь, я думаю, что у тысяч людей, которые потеряют всё, и у которых при этом до санкций это всё было, они знают, что сделать. Скажу я так аккуратно.
В общем, на самом деле людям неприятно, когда вся их жизнь, все судьбы, миллиарды зависят от одного человека. На самом деле.
Они прекрасно знают и та паническая и истерическая сейчас попытка сохраниться на Западе именно, а не здесь. Вот не в Валдайском клубике.
А на своих Манхеттенах, где они там улицами напокупали, теперь они разводятся с женами, чтобы показать и чтобы сейчас попытаться все через американские суды на этих жен записать.
Чтобы попытаться сейчас как-то отстраниться от своих детей, чтобы их детей не выгнали из университетов. Чтобы их офшоры не были закрыты через ФБР.
Наверное, эти люди понимают, что с этим сейчас сделать. В конце концов, все их миллиарды заработаны здесь в России.
И они, наверное, заработав эти миллиарды в России, понимают, как эта страна управляется. Вот пусть и решают проблему.
Это нормальная американская совершенно такая логика. Это ваша страна. Делайте в ней что хотите и решайте свои проблемы сами.
Мы вам можем только таким образом помочь это понять. Если люди, которые сейчас на этих санкциях потеряют заработанные сотни миллиардов, может быть, это им как-то сигнализирует. Они в принципе понимают, как это сделать.


О. Журавлева
― Но интересно, а если действительно есть какие-то механизмы прятанья зарубежного, разводов и так далее. Может, они просто все соберутся, бросят нас с тобой, Антон…

А. Красовский: Все понимают, что Ким Чен Ын это просто такой очень странный и долбанутый вассал Китая

А. Красовский
― Механизмы есть, но они очень сложные. И то, что я сейчас вижу – что все старые механизмы не работают больше. Видимо, санкции будут такие. Человек думает, вот я сейчас разведусь со своей женой и просто все на свою жену запишу. Нет. Его жена даже в разводе тоже в этих санкциях. Просто потому что она его жена. И вот сейчас, например, один известный олигарх развелся сразу после того как эти санкции были объявлены, как вообще стало понятно, что санкции будут. Он на следующий день объявил о своем разводе с женой, с которой еще позавчера держался за руку. Так вот сейчас они ждут, видимо, решения суда в США, чтобы суд присудил американский это все как бы бывшей жене. Но чего-то не присуждает. Нет пока суда. Я уверен, что суд не состоится. Я уверен, что и он попадет в эти санкции, и жена его. И дети попадут в эти санкции. Все попадут в санкции. Вот каждый из этих людей. И они это знают, у них сейчас паника. Поверьте, с кем ни разговариваю – все разговоры за всеми столами в ресторанах с этими людьми только об этом. О том, что всё, сейчас всё. Остался месяц. Там люди посмотрите, я не называю сейчас этого человека, хотя имею в виду Романа Аркадьевича Абрамовича, конечно. Вот у Михаила Прохорова посмотрите, какой сейчас огромный скандал с кипрским банком. У которого вообще весь бизнес уже в Америке, «Барклайс-арена». «Бруклин нетс» и так далее. Казалось бы, уж он-то никакого отношения к этому не имеет. А раз уже американцы накрыли весь офшорный банк этот кипрский. Который сейчас они приписывают Михаилу Прохорову и объявляют его официальной отмывочной схемой, действовавшей еще с 90-х годов и в которую попадают тысяч людей в эту схему. А инициатором и управляющим этой схемы называется открыто Михаил Прохоров.

А. Красовский
― Я готовлю вообще людей к ужасу. Был отличный 17-й год, а 18-й будет плохой.

О. Журавлева
― Прекрасно. Что отличного было в 17-м году?

А. Красовский
У меня лично все было хорошо в 17-м году. Я очень доволен 17-м годом, благодарен 17-му году. А в 18-м я жду подвоха, конечно, и говна.

О. Журавлева
― Тебя-то санкции не коснутся.

А. Красовский
― Вот, Ольга. Это очень важный момент. Еще три месяца назад мы тоже так сидели с ребятами и очень богатые какие-то люди боялись, что их коснется. А все остальные говорили: нет, не коснется. Я еще раз вам говорю, в этом списке 50 тысяч человек, говорят. И сейчас я уже вижу как люди, которые 4 месяца назад даже об этом не думали, первое, что говорят, начинают разговор, когда вспоминают про этот список: нет, ну меня-то, слава богу, в этом списке нет. Потому что каждый человек, который может добраться сейчас до каких-то источников, пытается сейчас найти этот предположительный список.

О. Журавлева
― Список будут сокращать, из него будут что-то выбирать.

А. Красовский
― Откуда ты знаешь? Пока список только растет. Скажем честно.

О. Журавлева
― Было интервью с одним из людей в журнале «The New Times» с тем, кто занимается этими списками. Там три организации. В казначействе, еще где-то. Они максимальные свои какие-то предложения подают, потом это сводится воедино, и кого-то включают, кого-то нет. Это не значит, что нас всех 140 миллионов туда включат.

А. Красовский
― 140 миллионов не включат. Но 10 тысяч человек там окажутся. Это достаточно.

О. Журавлева
― Хорошо, если там будет 5 тысяч, если будет 2 тысячи.

А. Красовский
― И 5 тысяч очень много, 2 – уже мало.

А. Красовский: Никакой монополии российского газа на самом деле не существует

О. Журавлева
― Недостаточно. Хорошо, следующий этап, как ты это видишь. Всем в течение полугода просто наступили на горло. И что, они побегут в Кремль скажут: Владимир Владимирович, надо все менять.

А. Красовский
― Нет, они не побегут. Во-первых, вот, Ольга, давайте же назовем вещи своим именами. Все-таки цель санкций не в том, чтобы они попросили о чем-то, а в том, чтобы они попытались это изменить.

О. Журавлева
― А как?

А. Красовский
― Вот как они это будут делать, я не буду говорить. Пусть они сами думают, как это меняется. Они лучше знают, в конце концов. Я Владимира Владимировича Путина никогда не видел вообще. С ним не то что не разговаривал, Я его не видел никогда в жизни. Только по телевизору, как и вы, друзья мои. Один раз только на большой пресс-конференции. И еще один раз. Видел я его издали. Но эти люди с ним регулярно общаются. Они знают, наверное, как на всю эту систему влиять. И цель санкций еще раз повторю, подтолкнуть людей, пусть отобрав у них всё. Для того чтобы они попытались изменить ситуацию в России.
Да, ситуация в России, в нынешней России людей не устраивает. И да, они находят абсолютно любые даже смехотворные, как нам кажется или вам кажется поводы для того, чтобы Россию унизить, поставить на колени. Не допустить. И вообще сделать ее козлом отпущения. Да, это так. И происходит это, конечно, потому, что западные лидеры и вообще Запад в широком смысле утратил контакт лично с Владимиром Путиным. Лично Владимир Путин…

О. Журавлева
― Что речь шла о том, что мы вообще особо никого так не беспокоим

А. Красовский
― Нет, нет. Мы, конечно, не беспокоим, то есть глобально бразильцев, например, русские не беспокоят. Но непосредственно менеджмент, который управляет или как сказали бы элиты, которые управляют США или вообще цивилизованным миром, конечно, очень беспокоит, что когда-то динамично, быстро, ярко развивающаяся в сторону европейских ценностей и в евроатлантическом направлении страна с ядерной кнопкой вдруг стала реакционным религиозным военизированным отщепенцем, который начал перекраивать карту Европы.
Это конечно людям не нравится. И нравиться не может. Я вас уверяю, неоднократно говорил, что как только если прямо сейчас Владимир Путин сменится на Дмитрия Медведева – вся история с этими санкциями и вообще с отношениями к России поменяется враз.

О. Журавлева
― Да ладно.

А. Красовский
― Абсолютно это очевидно.

О. Журавлева
― Крым-то с Украиной останутся.

А. Красовский: Я готовлю вообще людей к ужасу. Был отличный 17-й год, а 18-й будет плохой

А. Красовский
― Да причем тут Крым с Украиной останется. Украина не существует в данном случае. Нет проблемы Крыма, никого не интересует Крым. И никогда не интересовал никого Крым. Интересует война на Донбассе, десятки тысяч погибших людей на Донбассе. Все готовы и украинцы, и русские и на Западе поступиться этим Крымом. Этот статус может быть нейтральный. Можно всегда договариваться. Можно на десятки лет устроить переговорный процесс. Как это бесконечно всегда существует. Вопрос не в Крыме. То есть, есть уже статус-кво, он должен быть таким. Но нужен человек, физический человек и физические элиты, с которыми можно будет разговаривать и договариваться. Проблема Владимира Путина сейчас в западном представлении в том, что с ним нельзя ни разговаривать, ни договариваться. Вот и все.
Понимаете, и когда страной абсолютно безапелляционно, бесконечно авторитарно руководит человек, с которым невозможно ни договариваться, ни разговаривать, значит, с этой страной будет происходить бесконечное количество мытарств, санкций и унижений. И их будет только больше. Они будут идти по нагнетанию. Никакого расслабления не будет и не ждите. Никаких поблажек не будет и не ждите. Никаких визовых тебе возвратов к нормальному визовому режиму с США не будет. Не ждите. Пока здесь есть Владимир Путин. Это абсолютно принятое решение.
Это решение принимает не Дональд Трамп, не Ангела Меркель. Это решение, которое принимается управляющими структурами и элитами этого самого цивилизованного мира. Происходит это потому что Россия была частью этого цивилизованного мира и перестала ей быть. Россия хотела быть этой частью и расхотела быть. Здесь в России мы бесконечно говорим по кругу, что ой, нас не пустили, нас туда не взяли. Мы обиделись. Это не так. Просто Россия считала с самого начала, что мы здесь номер один на этом континенте и если мы сейчас руку поднимем, нас тут же пересадят на первую парту и поставят пятерку. Нет, друзья мои.
Нам просто предложили идти по ровно тому же самому графику, по которому шли все остальные страны. Нам предлагали дорожные карты, разоружение, нам, в общем, предлагали статус демилитаризованной державы. Нам правда предлагали отказаться от ядерного статуса и ничего плохого в том, чтобы отказаться от этого ядерного статуса, вообще-то говоря, нет. Вам оно зачем ядерное оружие. Вы что боитесь?

https://echo.msk.ru/programs/personalno/2120980-echo/

---
Прямо, откровенно, без обиняков, открытым текстом - унижений для России по любому поводу будет только больше с каждым днем, санкции будут тотальными, никому не удастся соскочить, семьям, в том числе, поэтому - уберите Путина, поставьте Медведева, сдайте ЯО, капитулируйте. Все.

В общем, все прозрачнее некуда - вариантов, иначе как выполнить все требования партнеров, у элиты не остается, понятно, что лишиться нажитого непосильным трудом в процессе разграбления России имущества, наши элитарии не готовы ни при каких обстоятельствах.
Пути отступления отрезаны, даже бывшие жены будут репрессированы уважаемыми партнерами и финты ушами по типу развода Абрамовичей положения не исправят, господа загнаны в угол.
А значит, Путина попытаются убрать и поставить на его место человека, который для начала сдаст ЯО, а потом сольет страну быстро и решительно, не считаясь ни с чем, конкретный сценарий слива не принципиален.
Понятно, что для капиталистов нет ничего дороже капиталов и никакие соображения иного плана, нежели их сохранение любой ценой, в расчет не принимаются, толковать о судьбах России и русских, взывая к тому, что когда-то было совестью, абсолютно  несерьезно.

И да. Единственное, что для грабителя дороже украденного кошелька - это жизнь...
Но президент ведь "своих не сдает", он ждет, когда сдадут его и это его выбор, вот только вместе с ним заботливо выпестованные им "эффективные собственники и менеджеры" из Форбса сдадут и страну, а это уже касается всех нас.


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...