kolybanov (kolybanov) wrote,
kolybanov
kolybanov

Вперёд в СССР

Почему не получилось завершить проект 'СССР' - новость из рубрики Общество, актуальная информация, обсуждение новости, дискуссии на Newsland.

Почему не получилось завершить проект "СССР"

Сегодня в 11:17Lokes541220
Новость на Newsland: Почему не получилось завершить проект

На этот вопрос искали ответ историки в программе «Маркс жив» на Радио «Комсомольская правда».

Бузгалин:

- Добрый вечер, дорогие друзья. А вот у нас есть преграды на море, на суше? Страшны нам бури, штормы, трагедии? А ведь мы живем именно в этом мире. Мы, как всегда, с музыкального эпиграфа начинаем разговор в рамках программы «Маркс жив». Мы – это Елена Афонина

Афонина:

- …И директор Института социоэкономики Московского финансово-юридического университета, профессор Александр Бузгалин.

Бузгалин:

- У вас, уважаемые радиослушатели, было домашнее задание – найти что-то позитивное и негативное в советском опыте. Мы анонсировали именно эту тему. Именно сейчас мы хотим поговорить о том, что же это такое – будни великих строек. Давайте задумаемся. Великая стройка как будни. Мы действительно можем говорить о нашей стране как о стране героев, мечтателей и ученых. Когда мы вспоминаем об СССР, у нас очень часто возникает аллюзия исключительно с войной, исключительно с социальными гарантиями – бесплатным образованием, здравоохранением и так далее. А ведь главное, что в этой прекрасной песне «Марш энтузиастов» прозвучало только что, это страна героев, мечтателей и ученых. В скалу ли ты врубаешься, или ты, действительно, мечтатель и ученый. Я напомню, что это были очень тяжелые стройки.


Поэт Ручьев, крестьянин, пришедший строить Магнитогорск, кстати, вместе с зэками, да, это тоже правда Советского Союза. Когда в очередной раз во время шторма сказали «Коммунисты, вперед! А все остальные могут остаться в своих бараках», да, опять-таки, бараках, и не идти туда, где тяжело, все остальные, беспартийные, встали и сказали: а мы что, не люди? А почему коммунисты – вперед, а мы должны сидеть и прятаться от дождя, ветра и шторма? Вы почему нас за людей не считаете? Они были оскорблены. Может быть, потому что эта песня – «страна мечтателей, страна героев» - звучала как их песня? Может быть, поэтому в 60-е годы, вдумайтесь, полвека назад, люди создали примитивный компьютер, создали великий космический корабль. Этот компьютер, мощность которого была, наверное, в десятки раз слабее, чем у современного смартфона, позволил людям выйти в космос. А сейчас он позволяет играть в крестики-нолики и слать друг другу смайлики.

Это парадоксы, это трагедии и это великий опыт нашей страны. И я не могу не говорить взволнованно об этом, потому что это прошлое, которое не оставляет нас. Многие говорят: ностальгия по Советскому Союзу. А я позволю себе другую постановку проблемы. Скажите, а вот ренессансная Италия с ее великими достижениями гуманистов, с ее прекрасными статуями, удивительными картинами – тень, светотень, улыбка, красота полотен Леонардо да Винчи, Рафаэля, Джотто, - это то, что не оставляет нас, скажите, это была ностальгия по античной Греции? А ведь это был Ренессанс. Они вспоминали античную Грецию. Скажите, русский, российский классицизм, вот эти великие усадьбы, которыми мы наслаждаемся в Архангельском. Кстати, наверное, сейчас до сих пор не открытом, уже двадцать пять лет. наслаждаемся в парках и дворцах Ленинграда – Петербурга. Это тоже ностальгия? Или это великое достижение?

Ностальгия может быть разной. Это может быть тоска по чему-то, когда, не хочется грубые слова говорить, но очень часто те, кому за 60, говорят, что раньше все было лучше, потому что мы сами были молоды. Но мне кажется, не в этом дело. В советском проекте, в советских практиках, в советской истории есть реальные, серьезные, глубокие противоречия. Именно о них мы сегодня будем говорить. Вот я хочу настроить нас на марксистскую, в строгом смысле слова, волну. Когда люди говорят не о плюсах или минусах. Для одних Советский Союз – это исключительно отсутствие колбасы, туалетной бумаги, очереди и ГУЛАГи. Это правда о Советском Союзе? Правда. Для других это только, извините, я даже оговорился, колбаса по 2.20 настолько ассоциируется с плюсом, что я ее нечаянно засунул в плюсы, хотя надо было сказать о минусах. Минус – дефицит, дефицит, дефицит плюс ГУЛАГ. И плюсы – бесплатное образование, бесплатное здравоохранение, социальные пособия, стабильная жизнь и так далее. Вот одни говорят про одно, другие – про другое, закрывая глаза. Можно сказать: а давайте скажем – с одной стороны так, с другой стороны эдак. Это еще не диалектика, это не серьезный исторический анализ.

Серьезный, по-настоящему марксистский подход начинается тогда, когда мы смотрим в развитии, в противоречиях, в нелинейности трансформации, я не боюсь этих профессорских слов, на реальный процесс рождения нового мира. Мы хотим, чтобы он сразу вдруг готовый, как Венера, как Афродита из пены морской, вышел в полной красоте. Такого в истории не бывает. Марк Твер как-то сказал: бросить курить очень легко, я это делал много раз. Вот построить капитализм тоже было легко. 500 лет история просто Европы пыталась показать, как просто построить капитализм. В России мы до сих пор его не можем построить. Вот сколько раз пытались. Можно вслед за Марком Твеном сказать: построить капитализм очень легко, мы это делали много раз. А почему мы думаем, что с качественно новым обществом, царством свободы, путь к которому начинается с социализма, должно быть проще? Почему мы думаем, что можно войти в это новое общественное бытие, в новое время, новое пространство исключительно при помощи одномоментной революции? Кровавой или нет – мы об этом говорили в двух предыдущих передачах. А если мы говорим о реальной диалектике, о зигзагах истории, о противоречиях истории, тогда надо не просто говорить «да» или «нет», «плюс» или «минус», или с одной стороны так, а с другой стороны эдак. Надо смотреть, как и почему родилась эта система, как и почему она ушла в прошлое, и какие уроки мы можем извлечь для этого, чтобы не наступать снова на те грабли, на которые, да, мы наступали во время советского периода. Но и не забывать о тех великих свершениях, о том действительном полете, который был тогда. Полете дирижабля, полете космического корабля, полете стихов. Вот так мне хочется поставить проблему. Что мы можем взять в будущее из Советского Союза. Со всеми его чудовищными противоречиями.

Я начал нашу первую часть с возвышенных нот, с песни, в которой говорилось о героях, о мечтателях, о ученых. Начал не случайно. Потому что,  действительно, Советский Союз – это подвиги. Подвиги тех, кто строил Магнитку, кто открывал новые земли, кто летел на Северный полюс, кто стремился тогда еще не в космос, а в стратосферу. Поверьте, это было едва ли не страшнее. Это была правда. Это была правда еще и в том, что на другом полюсе были чудовищные преступления, были убийства, пытки и репрессии в отношении разных людей. И действительных шпионов, и уголовников, и великих ученых, прекрасных писателей, настоящих коммунистов, и тех же самых деятелей НКВД, которые друг друга тогда сажали. Это была правда чудовищных противоречий, прекрасных противоречий. Это была правда еще и в том, что в 60-е годы наша страна стала не просто той, где спутник был первым, где Гагарин был словом, которое по-русски, по-советски, я бы сказал, говорили во всем мире. Это была правда еще и спортивных залов, переполненных людьми, пришедших слушать стихи молодых поэтов. Это была еще и правда вечеров и дней, и утренних встреч на берегу Волги, где встречались десятки тысяч людей, поющих самодеятельные песни. Это была правда людей, которые строили своими руками академгородки, наукограды, университетские и производственные центры по всей стране, от Крайнего Севера, Южного Севера, извините, Новосибирск как назвать правильнее, юга Сибири, и до наукоградов вокруг Москвы, где люди жили совершенно другими отношениями. Это правда настоящего КВНа, где заодно пытались немножко критиковать политический режим, который критиковать было нельзя, за что всех прижимали и затыкали рот. Вот это противоречивая правда. Не просто плюсы или минусы. Не просто хороший или плохой Советский Союз. Не просто и то, и другое в какой-то смеси. А вот это сложная диалектика рождения нового мира.

И вот здесь я хочу еще раз подчеркнуть собственно взгляд классической марксистской методологии. Взгляд, показывающий противоречия соотношений исторического и логического, красной нити истории и зигзагов истории.  Этот взгляд позволяет по-новому взглянуть на СССР. Я позволю себе один пример, который по радио, наверное, прозвучит чуть сложнее. Обычно я рисую на доске картинку. Я изображаю течение реки Волги с севера на юг, если я не ошибаюсь, она впадает в Каспийское море. И вот на своем пути Волга делает массу петель. И иногда вместо того, чтобы двигаться с севера на юг, она идет куда-нибудь на запад, на восток или даже на северо-восток или на северо-запад. И люди могут идти вот этими зигзагами, а могут спрямлять это течение, построив канал. То ли сталинскими методами, то ли по-настоящему на энтузиазме. То ли при помощи революции, то ли при помощи реформ. Мы опять-таки об этом уже говорили.

Вот СССР был попыткой спрямить историю, начать создание нового мира в условиях, когда были минимальными предпосылки для его рождения. Эта попытка не могла не оказаться чудовищно сложной и противоречивой. И вот здесь возникает важнейший и, на мой взгляд, очень красивый тезис. Его относительно недавно в книге «СССР: незавершенный проект» озвучила Людмила Булавка. Тоже доктор наук, профессор. Она говорит о принципиальной незавершаемости СССР как процесса, проекта и практик создания царства свободы. Качественно нового мира, лежащего по ту сторону тех отношений, которые нам не очень нравятся. Когда каждый друг другу волк, когда доллар – это главное, когда бюрократ всегда прав. И, если ты начальник, то я – дурак. Когда я – марионетка в руках тех внешних сил, которые господствуют над человеком.

Создание качественно нового мира, мира, в котором мы будем по-новому, вот как в лучших, наверное, фильмах Советского Союза, даже, может быть, не практиках, или не только практиках, или не столько практиках Советского Союза, сколько в культуре советской, вот в этой культуре жил новый мир – мир рождающегося, но принципиально не завершаемого царства свободы. И вот он не может не быть противоречивым. Он не может быть действительно системой шагов вперед, вбок, назад, мучительных раздираемых противоречий.

Вот давайте еще раз вспомним, как рождался капиталистический мир. Ренессансная Италия. Для нас это сегодня великолепные статуи. Я специально повторяю то, о чем говорили в начале эфира. Это великие картины, это гигантские, невозможные по тому времени инженерные проекты. Это Пико дела Мирандола, который говорил о величии человеческой души, о том, что человек подобен богу, ибо он творец, ибо он может создать новый мир. Но ведь это не вся правда. Ренессанс – это еще и чудовищная инквизиция, это постоянные гражданские войны, это мракобесие сжигающих на кострах церковников, это Папа какой-то там, не будем называть, чтобы никого не обидеть из верующих, который спал одновременно с дочкой, с внучкой и еще целым гаремом.

Афонина:

- Не считая болезней.

Бузгалин:

- Вот это тоже правда того мира. Но сегодня мы как-то про нищету, болезни, инквизицию вспоминаем мало. Может быть, через сотню лет от СССР останется Эйзенштейн с его «Броненосцем Потемкиным», Гагарин, Маяковский, великие художественные, кинематографические, научные произведения, великий опыт педагогов, а не ГУЛАГ, репрессии, дефицит, пустые полки и отсутствие туалетной бумаги. Я никогда не забуду бесконечные дебаты на одном из телеэфиров, где мне на все возражения отвечали: «А туалетной бумаги не было». Вот мне так хотелось сказать: каждый видит свое.

Афонина:

- Мы сегодня решили задать вопрос нашим радиослушателям: что мы можем взять в будущее из СССР? С нами на связи исследователь Кембриджского университета Чокан Лаумулин.

Лаумулин:

- Добрый вечер.

Бузгалин:

- Вот для вас, для человек из Казахстана, ученого Кембриджа, что такое СССР? Есть в нем что-то позитивное? Или на свалку истории?

Лаумулин:

- Безусловно, там гораздо больше позитивного, с эзотерической точки зрения. Поскольку я хотел бы напомнить, что в истории человечества было всего лишь две супердержавы. Одна из них существует до сих пор, второй был именно Советский Союз. И именно не какое-то там корейское, германское или японское чудо, они не привели в истории к созданию супердержавы. Советская история привела к появлению на мировой арене супердержавы. И здесь полностью согласен с Людмилой Булавкой, которую вы сегодня цитировали, что нам сегодня важно понимать, не почему рухнул Советский Союз, а важнее – понять, почему он появился, как это стало возможным. Одним из самых главных факторов, который способствовал превращению во многом феодальной страны, какой была Российская империя, невзирая на ее взлеты в культуре и в науке в отдельных островах Петербурга, Москвы, Харькова и Урала, тем не менее, в огромную мощную державу, в которой, например, и в Казахстане появилось региональное отделение Академии наук, и всеобщая грамотность, и 12 научно-исследовательских институтов, всего лишь спустя каких-то лет после Октябрьской революции. То есть вот этот процесс, который занял четыре десятилетия – от создания 6 ноября 1917 года Всероссийской комиссии по просвещению и образованию под руководством Луначарского, и до взлета спутника в 1957-м, всего прошло четыре десятилетия, хотя до этого страна от открытий фундаментальной науки приходили только через сто лет к впечатляющим результатам их внедрения. Советский Союз ухитрился сделать это всего за четыре десятилетия. И еще как, на каком уровне! Потому что спутник и Гагарин - до сих пор наша цифровая революция, наш цифровой мир немыслим без ракетостроения, без этих свершений. В том числе и полупроводники, лазер и другие замечательные открытия.

Бузгалин:

- Спасибо огромное. Давайте не будем забывать и о второй стороне медали. О действительных противоречиях Советского Союза. Проблема ведь не в том, что есть противоречия. Проблема в том, когда они принципиально не разрешаются, загоняются в угол, делается вид, что их нет. Вот это страшно. И это страшное возникло в том числе в конце СССР, когда, в соответствии со знаменитым анекдотом про ситуацию, когда поезд не идет, машинисту задают вопрос: а что же делать? Позвонив Брежневу, машинист получает ответ: задерните шторки и объявляйте остановки. Вот эта неразрешаемость противоречий – вот что по-настоящему страшно. И не в такой ли ситуации мы находимся сегодня?

Грамши написал в своей статье «Революция не по «Капиталу», когда только прошла первая волна революций 1917 года, год спустя. Действительно, революция произошла не в самой развитой стране мира. Революция произошла в России,  революция произошла в той точке, где предельно остры были противоречия мировой системы, которая, с одной стороны, не хотела жить дальше в рамках первой мировой войны, в рамках колониализма, в рамках тогда действительно чудовищной эксплуатации и мирового неравенства, но пока еще не могла идти к царству свободы семимильными шагами, создавая такое, я бы сказал, молочное озеро с кисельными берегами, чтобы сразу все красиво. Слабы были предпосылки для этого. И эти реальные противоречия породили нашу страну со всеми ее проблемами и со всеми ее великими подвигами.

В заставке нашей передачи есть такие несколько провокационные слова: «Программа для тех, кто ненавидит эксплуатацию человека человеком». Как-то в эфире я пошутил. В СССР был анекдот. Что такое социализм? Это когда наоборот. Получается опять все то же самое. Хотя на самом деле  это было общество, в котором были социальные лифты. Это было общество, в котором абсолютного равенства, кстати, отнюдь не существовало. Я напомню, что профессор тогда получал 500 рублей в месяц, а уборщица в университете – 70. Различие было достаточно значимым. Другое дело, что тогда это различие не было различием миллиардера и нищего. Тогда же я печально пошутил, что сейчас все равны – всем не хватает денег. Миллиардеру – на еще более длинную яхту, а кому-то на то, чтобы купить кусок мяса. В России сейчас 22 млн. бедных, тех, кто живет на 10 тысяч рублей в месяц и меньше. Попробуйте так прожить.

Афонина:

- Я зачитаю сейчас сообщение. Ответ на вопрос: что  мы можем взять в будущее из СССР? Юрий из города Кимры отвечает: «В будущее – трактора на полях, дым над заводскими трубами и Доброту Людей». Еще: «Синергетический эффект системы госпредприятий». «Систему управления, социальные лифты». «Что бы там ни говорили, я испытывал гордость за нашу страну под названием СССР, чего не скажу о нынешней». И вот то сообщение, которое мне хотелось бы прочитать. Орфография и пунктуация сохраняются: «СССР, самое главное, быдлячье руководство, кстате, и сейчас такоеже».

Бузгалин:

- Последнее, видимо, весьма характерно.  Добавлю еще одну эсэмэску: «ссср появился по чистой случайности исчез так же народ ни при чем». Запятых нет. Я не хочу ни над кем издеваться, это просто  правда жизни.

Игорь:

- Добрый вечер. Игорь из Ставрополя. Тема очень интересная. Сегодня хотел бы с вами проконсультироваться, узнать ваше мнение. Сегодня Баранец в своей передаче зачитывал чьи-то пожелания, чье-то мнение по поводу сбитого самолета. И говорит: представьте, а что было бы, если бы при власти был Сталин? Через два часа Эрдогана бы уже не было. Я был в шоке. Мне под 70 лет, но все-таки вспомнил, как наши первые дни отступали, сколько у нас было потерь. И вдруг вот такая баранцовская веселая тематика.

Бузгалин:

- Вы знаете, сейчас очень много аллюзий и иллюзий, и мечтаний, во многих беспочвенных, о сильном вожде, который решит все проблемы. Кстати, фраза «взять бы в будущее доброту людей» мне кажется очень важной. А что касается СССР того периода, да, это было отнюдь не просто. И далеко не всегда мы могли ответить ударом на удар. И очень часто немецкие провокации накануне Великой Отечественной войны оставались без всякого ответа. И это было, видимо, совершенно неоправданно. Так что проблем в СССР хватало. Мы не хотим рисовать такую красивенькую картинку. Мы хотим анализировать реальные противоречия и понимать, как их разрешать, как не повторять ошибок, но как идти вперед, а не назад. Вот такое ощущение, что Советский Союз – это… даже не просто ощущение, это вывод многих теоретических исследований и моих коллег, и моих собственных, - Советский Союз накануне его распада, в условиях брежневского застоя все более и более вползал, именно вползал в такой тупик. Вот представьте себе такую пещеру, которая кончается ничем. Тупиком. И вот мы вползаем в эту пещеру. Может быть, эта пещера ведет к новому светлому красивому миру.

Афонина:

- А что вас заставляет так думать? Экономика работала, социальные лифты работали, люди ездили за границу. Да, может быть, не в таком объеме, как им хотелось, но рабочие делегации за границу отправляли. Народ мог приобрести себе то, что ему хотелось. Да, наверное, хотелось зарабатывать больше. Журнал «Иностранная литература» издавался. Читать зарубежных авторов могли.

Subscribe

promo kolybanov july 30, 16:03 3
Buy for 50 tokens
Ахметшин Ралиф Файзелович.Член СХ России.Приглашаю Вас в частную художественную студию для взрослых.Провожу занятия по академическому рисунку(гипсы,натюрморт),академической живописи(натюрморт,пейзаж),композиции.Образование:Уфимский авиационный институт,1985,Уфимское училище искусств,1992.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment