kolybanov (kolybanov) wrote,
kolybanov
kolybanov

О Солженицине и лагерной тематике. К акции "Бессмертный Гулаг".

Оригинал взят у vsilvestrov в О Солженицине и лагерной тематике. К акции "Бессмертный Гулаг".
Тут в последнее время чуть не каждый лень слышу  даже в новостных передачах о Гулаге, о преступлениях Сталина и о том. какой был плохой СССР. Особенно старается вдова Солженицина. Вот и даже некоторые сталинисты стали называть его "Архипелаг Гулаг"  "уникальным историческим трудом", и признавать "преступления сталинизма"

Даже если «Архипелаг ГУЛАГ» и уникальный труд, но это на самом деле обман! Там нет правды, там ложь. Да и с точки зрения литературной, там написано просто плохо. Недаром пришлось адаптировать текст для школьников старших классов. Толстого не адаптируют, а вот Солженицина пришлось!


Я в своей жизни дважды сталкивался с лагерной тематикой – один раз вживую, и один раз в подробных беседах с человеком, прошедшим Норлаг по полной программе.
Но по порядку.

В 1952г., моего отца, как специалиста, призвали в армию (в инженерные войска),  и мы переехали в знаменитый ныне г. Саров. Строили его заключённые, а мой отец был одним из технических начальников производственной зоны.
Я часто, после уроков, бегал к нему на работу и, поскольку охрана меня уже знала, меня пропускали свободно. Я видел этих людей, разговаривал с ними. У меня до сегодняшнего дня есть сувенир - пожарный топорик, который для меня специально выковали зеки в кузнице, только потому, что он мне, пацану, понравился. Они и вправду уважали моего отца, наверно, за честность и справедливость.
Среди них, кстати, много было расконвоированных, которые только ночевать обязаны были в зоне, а так могли ходить спокойно и без охраны. О каких-то жестокостях и слыхом не слыхивали.
Расскажу один случай. Где-то в конце осени – начале зимы 1952г. мы с отцом шли по улице и увидели колонну заключённых, сидящих на земле, вокруг которых бегала охрана, пытаясь их поднять. Отец, поскольку это были его работники, подошёл разобраться. Выяснилось, что на рабочей зоне прорвало трубу и дежурный сантехник стал устранять аварию. В это время рабочее время закончилось, ударили в рельс об окончании рабочего дня, но ведь трубу с прорывом не бросишь!

Заключённых, как всегда, выстроили перед воротами, пересчитали и вывели из зоны. Но при пересчёте ошиблись и выяснили это только за воротами, где их обязательно пересчитывали снова. Для охраны это побег - охрана несёт ответственность за каждого! Старший охраны побежал в зону искать, нашёл довольно быстро (тот сидел над трубой и заканчивал бандажирование), и, видать в запале (тут ведь всё сказалось - и облегчение, что нашёл, и злость, что перепугал побегом до смерти!), подбежал сзади и со всего маху рукояткой пистолета огрел зека по голове. Конечно разбил голову. Когда вывели его из зоны, и остальные узнали что случилось, зеки уселись на землю и сказали, что дальше не пойдут и чтобы вызвали начальство.
Да отец успокоил их, обещал сам направить раппорт и настоять на наказании старшего охраны. Вот здесь и сказалось уважение зеков к моему отцу – ему поверили, и пошли на зону. Я потом спрашивал у отца – что да как - старшего охраны отдали под трибунал.
Вот реальные порядки в зоне в те времена! Сидели там по разным статьям, в т.ч. и по 58-ой. В частности,  Николай Иванович, тоже харьковчанин, гл. бухгалтер того строительного учреждения, где служил отец, был расконвоированный зек, сидевший как раз по этой статье, за слишком вольное обращение с госимуществом, нецелевое использование ГСМ, выделенного на армейские цели и незаконные бартерные операции. Рассказывал он это. сидя за столом, когда был у нас в гостях, и отец потом подтвердил, что всё так и было.
Это было моё первое знакомство с лагерными порядками.

Второе знакомство было позже и оставило значительно более сильный след. В начале 60-х, будучи завсегдатаем  и просто своим человеком в харьковском магазине «Поэзия» я познакомился, а потом и сдружился, с мамой, работавшей тогда в магазине моей приятельницы, незабвенной Еленой Владимировной Кусковой. Должен признать, что более светлого человека я в своей жизни не встречал, хотя судьба пыталась её искалечить по полной!
Немного об её биографии. Москвичка, дочь купца средней руки, окончила до революции гимназию,  после революции вышла замуж, муж – некий партийный функционер, но она о нём много не рассказывала, родила дочь. Она не работала, вела светский, несколько богемный образ жизни. И вот в начале тридцатых, муж, по её словам, где-то, то ли неудачно пошутил, то ли рассказал двусмысленный политический анекдот, но был арестован, и на допросах, чтобы обелить себя оговорил многих, в т.ч. и свою жену. Её арестовали. Следователь бы и рад был отпустить, ибо было видно, что это оговор, но … Её мама развила слишком бурную деятельность в попытках освободить дочку и обращалась к людям, обращение к которым властью рассматривалось, как обращение к международной общественности. В частности, к председателю Советского Красного Креста Пешковой.  В результате её осудили на пять лет  и в 1933г. она с третьей партией заключённых прибыла в Норлаг. Вот об облике охранников она рассказывала много. Вот пример: весна, сверху снег, под снегом вода; ведут колонну уставших женщин с работы; охрана командует сойти с дороги в снег; а потом команда «Лечь!», «Встать!», «Лечь!», «Встать!» и так десять раз. Можете представить во что превращались ватники – в тяжеленные истекающие грязной талой водой вериги, а эти женщины в стучащих от холода и усталости полутрупы. Так охрана развлекалась. Звери – да! Но самое интересное, что охрана практически тоже жила как в заключении, а в этой среде всегда процветает зверство.
Но вот другой случай из рассказов Елены Владимировны. Порт Дудинка. Приходит баржа с партией заключённых. На причале висит громадный плакат: «Спасибо товарищу Сталину за нашу счастливую жизнь!». Заключённые отказались сходить на берег, пока не снимут плакат, расценив это как издевательство. Сняли! И заключённым ничего не было! Если бы сегодня случилось что-нибудь подобное, то это, думаю, было бы расценено как бунт, со всеми вытекающими!
На мой прямой вопрос о контингенте – кто и за что сидел, она прямо ответила, что примерно половина сидела за дело и была откровенными врагами Советской Власти.
Вот правда о лагерях от человека их прошедшего и ярого антисталиниста, что не удивительно, ибо отсидев свой срок, сев в поезд и приехав в Харьков, где у родственников мужа воспитывалась её дочь, она была снята с поезда и отправлена ещё на десять лет в ссылку туда же, где и проработала до конца пятидесятых. Я держал в руках книжку Урванцева с дарственной надписью. Я бы гордился такой надписью! Да и дарственных адресов, подписных городским треугольником и высылаемых ей по почте в Харьков, когда она уже уехала из Норильска, у неё было не один и не два. Но реабилитации она не подлежала, ибо осуждена была не по анонимному доносу, а по подписанному заявлению.  Так вот, ей «Самые Главные Люди в Стране» сказали: « вот тот, кому ты обязана своей поломанной жизнью!» Скажите, как она могла не стать антисталинисткой?!  Но несмотря на всё, на предательство страны по отношению к ней, на предательство мужа, оговорившего её, на предательство человека, ставшего её вторым мужем, бросившего её в трудную минуту, на предательство старшей дочери, воспитанной родственниками её первого мужа, и выросшей в мещанку, которая по северным справкам матери получила квартиру, а потом сказала матери, что места мало, и чтобы она уходила и выгнала её, в результате Елена Владимировна почти до глубокой старости снимала с дочкой квартиры в частном секторе, так вот несмотря на всё это она осталась, повторюсь, самым светлым человеком, встреченным мною в жизни. Я ей многим обязан в своём понимании жизни, в твёрдом убеждении, что человек может остаться Человеком в самых неблагоприятных условиях, не оскотиниться, не скурвиться, и оставаться свободным даже в тюремной камере. Свобода –это внутреннее состояние человека. А всякие сванидзы и пивоваровы, кричащие об отсутствии свободы, просто насмерть перепуганные собственными страхами, обиженные на весь свет, что им чего-то не додали  в их жизни, маленькие и никчемные людишки.Этих обиженок типа Сванидзе всегда хватало. Они все людишки с неоправданно высоким самомнением и завышенными амбициями, которые считают, что "та" власть их гнобила, не додала пряников, на которые они имели право по рождению, по способностям и вообще просто имели право. Такие людишки существовали  и во времена оно, а в российской истории большинство предателей были такими. Но вот трибуну и власть им давать не следовало, а это уже на совести действовавших властей.
И ещё раз должен признаться в своей неизбывной любви и благодарности к маленькой худенькой женщине, но большому человеку – Елене Владимировне Кусковой.

А в моей большой семье, где дед и бабушка были старые большевики, включая семью деда, а он был старшим из тринадцати детей у своих родителей, включая  семью моего отца с его двумя братьями и сестрой, их жёнами и мужем, репрессированных не было. Да и среди знакомых и друзей о репрессиях к их родственникам редко кто рассказывал.

Subscribe
promo kolybanov december 23, 18:43 9
Buy for 50 tokens
ЛЮБИМЫЕ ХУДОЖНИКИ БАШКИРИИ - о дин из самых масштабных некоммерческих художественных интернет проектов в мире (на сайте около 1500 авторов связанных с Башкирией, как уже ушедших, так и современников, охвачен период в 100 лет). Поддержите проект, посетите галерею мастеров по адресу…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments