kolybanov (kolybanov) wrote,
kolybanov
kolybanov

Category:

Женское лицо Норвегии (МНЕНИЕ)

Оригинал взят у tatamo в Женское лицо Норвегии
Норвегия, помня о печальной судьбе Голландии - https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%BE%D0%BB%D0%BB%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%B7%D0%BD%D1%8C -
не использует доходы от нефти, а вкладывает их в будущие поколения. То есть, на доходы от нефти покупает ценные бумаги других государств. Это и есть "фонд будущих поколений". Его цель - не допустить поступления нефтедолларов на норвежский рынок. Современное общество всеобщего благосостояния в Норвегии сложилось, во многом, при участии женщин-политиков. Теперь каждое правительство стремится раздать им как можно больше постов, потому что женщинам во власти больше доверяют.


В обыденном сознании Норвегия обычно ассоциируется с рыбой, нефтью и высокими пенсиями. Однако, есть у Норвегии отличительная черта — это ее женщины. Вернее, та роль, которую они играют в политической жизни (немного обгоняют их только шведки). В сегодняшнем норвежском правительстве почти половина министерских портфелей принадлежит женщинам, они же занимают половину мест в списке депутатов правящей Рабочей партии.

По мнению норвежцев, благосостояние их страны во многом зависит от того, насколько полноценно женщины вовлечены в управление страной. В этом аспекте равенство полов даже изучается в норвежских университетах: например, в Университете Осло уже на первой ступени высшего образования — в бакалавриате — читается специальный курс «Благосостояние скандинавских стран: семья, работа и гендерное равенство». На сайте норвежской национальной службы статистики равноправию мужчин и женщин посвящен полноценный раздел.

Равенство полов в Норвегии — обычное явление не только для правительства, но и для простых граждан. «Мне кажется, равные возможности мужчин и женщин — предельно позитивная тенденция в сегодняшней Норвегии. Участие, скажем, в экономике представителей обоих полов на всех возможных должностях, на всех возможных уровнях — очень важный фактор благосостояния общества», — говорит директор Центра делового сотрудничества Высшей школы бизнеса Университета Буддо Фрод Меллемвик.

По мнению самих норвежцев, корни культа гендерного равенства уходят в далекое дохристианское прошлое. Многочисленные исторические свидетельства о жизни викингов говорят о том, что их демократическое устройство давало большую свободу не только мужчинам, но и женщинам. Однако, нынешнее положение вещей связывается, в основном, с норвежской политикой 1970−х. К тому моменту левая Рабочая партия Норвегии правила в стране уже около тридцати лет и как раз входила в эпоху своего наибольшего расцвета — занимала 49% мест в стортинге (парламенте).

Социалистические идеи всеобщего равенства были неотъемлемой частью общественного сознания, и это не могло не коснуться гендерной ситуации. Так достижение равенства мужчин и женщин, как признание их равных социальных ролей, стало своего рода норвежским нацпроектом. В 1978 году был принят Закон о равном статусе, ведь дискриминации подвергаются, в основном, именно женщины, а потому они нуждаются в защите — и закон «преследует цель, в особенности, улучшить положение женщин».

В реальной политике идея равноправия быстро нашла свое воплощение. В 1981 году премьер-министром Норвегии стала г-жа Гру Харлем Брундтланд — имя, не знать которое в Норвегии сегодня просто неприлично. Это, кстати, был первый случай во всей Скандинавии, когда правительство возглавила женщина. В 1986 году Брундтланд снова стала премьер-министром. Начиная с этого момента, ни в одном норвежском кабинете не было менее 42% женщин, причем, довольно часто на ключевых постах министра иностранных дел или юстиции.

Даже когда Рабочая партия теряла большинство в парламенте и Брундтланд на посту главы правительства сменяли мужчины, процент «женских» портфелей не уменьшался, а порой и увеличивался. По мнению доктора исторических наук Натальи Степановой, сотрудника Института сравнительной политологии и рабочего движения РАН, это показывает, что «произошедшие перемены в гендерном составе высшего политического руководства Норвегии носят необратимый характер».

Общественное мнение настолько доверяет министрам с женскими лицами, что любое правительство заинтересовано в том, чтобы привлечь достаточное их количество. «У женщин-политиков высокий уровень доверия и одобрения среди электората. И хотя каждому новому правительству не так-то просто соблюдать квоту министров-женщин, они неизменно делают это. А иначе уже просто нельзя», — уточняет профессор кафедры социологии Университета Осло Анн Лиз Эллингсетер. В нынешнем норвежском правительстве «женскими» являются даже посты министра обороны и финансов.

Подобное доверие населения к женщине во власти неудивительно. Ведь знаменитая норвежская система социальной защиты сложилась именно в 1970–1980−х годах, то есть, совпала с обретением норвежским правительством «женского лица». И едва ли это совпадение случайно. НЕЗАВИСИМЫЕ (Татамо: подчеркиваю особо, ибо в наших пенатах можно увидеть лишь дешевую комедию на политиков-женщин, из которых делают удобных стрелочниц. При этом, подавляющее большинство женщин на огромном постсоветском пространстве находит такое положение вещей нормальным!) женщины-политики, действительно, активнее взялись за социальные проблемы, нежели их коллеги мужчины.

Можно попытаться связать это с природным женским инстинктом — заботиться о тех, кто в заботе нуждается. Но факт остается фактом: бурное развитие детских садов, пособие по материнству, безбедный декретный отпуск, государственная служба ухода за больными и стариками, щедрое страхование, да и сама традиция высоких социальных гарантий — все это результат участия женщин в норвежской политике. При этом, «уровень рождаемости и прирост населения в Норвегии очень высоки, намного выше, чем, скажем, в Германии, — комментирует ситуацию Анн Лиз Эллингсетер. — По этим показателям Норвегия занимает шестое место в Европе». Такой расклад — тоже результат социальной политики государства, в частности, политики в области семьи (Татамо: они просто творчески переработали советский опыт). Норвежской девушке, как правило, просто не надо выбирать: строить карьеру или воспитывать детей. Одно другому не помеха, потому что и там, и там социальные гарантии ее «прикроют».

Однако, по мнению норвежцев, проблема с равенством полов решена не до конца: женщины пока недостаточно принимают участие в бизнесе. Исторически эта тенденция обусловлена все той же политикой 1970–1980−х годов. Появившиеся в стране государственные службы социальной поддержки, в частности, в области здравоохранения и образования, надо было кем-то укомплектовывать. Единственным вариантом на тот момент было женское трудоспособное население. Так в стране были решены сразу две стратегические задачи: с одной стороны — осуществление социальной программы, с другой — выход женщин на рынок труда, как еще один шаг к гендерному равенству. Вот только оказалось, что женщины таким образом прошли мимо бизнеса. На сегодня зарплаты в социальном секторе Норвегии ниже, чем в бизнесе, а значит, женщины зарабатывают меньше мужчин.

Попыткой исправить положение со стороны властей стал закон, вступивший в силу 1 января 2008 года, который устанавливает, что в штате любой акционерной компании 40% сотрудников должны составлять женщины. Фрод Меллемвик: «Парламент хочет простимулировать продвижение образованных женщин в топ-менеджмент крупных предприятий, это задача непростая. И здесь придется приложить еще немало усилий. Но двигаться в этом направлении очень важно для норвежского общества. К тому, чтобы женщины занимали ведущие места в крупном бизнесе, сегодня есть все предпосылки». И, действительно, в норвежских университетах трое из пяти студентов — девушки, причем, студентки обгоняют студентов по академической успеваемости.

Несмотря на все уже сделанное в области равенства полов, правительство продолжает работать в этом направлении. Недавно была создана специальная комиссия, которая должна решить вопрос равенства зарплат мужчин и женщин. Сделать это решили, потому что поняли: определенная доля гендерного неравенства в трудовой сфере все равно остается. Никуда не деться от разделения на традиционно мужские (рыболовы, строители, водители) и традиционно женские (воспитатели, учителя, секретари) специальности.

Исходя из этого, было решено стремиться не к тому, чтобы няня шла в нефтедобытчики, а нефтяник в детский сад, а к тому, чтобы няня с тремя классами колледжа получала в сегодняшней Норвегии зарплату не меньше инженера, имея возможность жить достойно. Многие норвежцы считают такой подход вполне здравым и правильным (Татамо: еще бы они считали по-другому, если страна живет припеваючи. Именно это и есть УСПЕХ. И государства, и каждого его жителя. А вы продолжайте смешить мир пронафталиненными дырявыми одежками, вытащенными из прапрапрабабкиных сундуков, и мегатоннами красивеньких словес, в качестве фата-морганы). К.М. (По материалам инета)
Subscribe

  • Анекдот

    Вот говорят "Не занимайтесь самолечением по интернету". Бред! Например, вчера зашел на сайт кардиологического центра, узнал цены - сразу…

  • Анекдот 18+

    - Я спросил врача, которая принимала роды у моей жены, когда мы уже сможем заниматься сексом. Она мне подмигнула, и сказала что ее смена…

  • Мои твиты

    Вт, 12:19: Анекдот https://t.co/sphDhA2NAx Вт, 12:23: Анекдот 18+ https://t.co/bfiy2UaFf5 Вт, 12:27: Анекдот 18+…

promo kolybanov июль 30, 2020 16:03 3
Buy for 50 tokens
Ахметшин Ралиф Файзелович.Член СХ России.Приглашаю Вас в частную художественную студию для взрослых.Провожу занятия по академическому рисунку(гипсы,натюрморт),академической живописи(натюрморт,пейзаж),композиции.Образование:Уфимский авиационный институт,1985,Уфимское училище искусств,1992.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments