kolybanov (kolybanov) wrote,
kolybanov
kolybanov

Победоносцев. "Он жалок, противен и гнусен"

Оригинал взят у tatamo в Победоносцев. "Он жалок, противен и гнусен"
Оригинал взят у troika_ptah
Обритая летучая мышь в очках



Обер-прокурор Святейшего Синода Константин Петрович Победоносцев — личность не просто неприятная. Он ответственен за невообразимое количество гнусностей, происходивших в России конца 19 — начала 20 века. Подробное описание мерзостей, творимых Победоносцевым, дано в сборнике из двух статей Амфитеатрова и Аничкова — А. Амфитеатровъ и Е. Аничковъ. Побѣдоносцевъ. — СПб.: Изд. «Шиповникъ», 1907
Амфитеатров, Аничков — Победоносцев

Уже в авторском предисловии к книге Победоносцева объявляют воплощением вселенского зла:

Предлагаемые здѣсь два очерка исходятъ изъ стана непримиримыхъ враговъ Побѣдоносцева. Они написаны не sine ira et studio. Отнюдь. Оба автора очерковъ глубоко убѣждены въ томъ, что Побѣдоносцевъ всей своей дѣятельностью не только принесъ огромный вредъ Россіи, но и еще какъ-бы воплотилъ въ себѣ цѣликомъ все то ужасное зло, которымъ страдала Россія и которымъ она продолжаетъ страдать и теперь.

Авторы этихъ очерковъ поставили себѣ цѣлью заклеймить Побѣдоносцева, указать хоть часть содѣянныхъ имъ преступленій передъ родиной и освѣтить его личность съ точки зрѣнія пагубности всей его дѣятельности. Его мысли и его чувства враждебны тѣмъ воззрѣніямъ, какія исповѣдуютъ оба автора. Между тѣми и другими невозможно никакое примиреніе. Признаніе злыми и преступными всѣ убѣжденія и всѣ поступки Побѣдоносцева составляетъ самую сущность міросозерцанія, вызвавшаго къ жизни эти очерки. Тутъ нечего вновь переоцѣнивать, нечего вновь передумывать. Преступность Побѣдоносцева представляется здѣсь аксіомой, основнымъ принципомъ.

И очерки эти должны были выйти при жизни Побѣдоносцева. Простое типографское замедленіе заставило ихъ выйти нѣсколько позже, и за время этого невольнаго замедленія Побѣдоносцевъ умеръ. Оттого эти очерки не посмертный отзывъ. Но смерть Побѣдоносцева не должна была остановить ихъ выхода въ свѣтъ. Если дѣло идетъ въ нихъ и о личности, то личность эта вызываетъ къ себѣ интересъ только, какъ носительница извѣстнаго принципа. Принципъ же этотъ — увы! — не умеръ вмѣстѣ съ Побѣдоносцевымъ, и съ нимъ все еще необходима борьба, непримиримая и упорная.

Также Победоносцев похож на тощую жабу


Как авторы сожалеют о том, что Победоносцев умер во время печати сборника! Им бы хотелось бросить все эти обвинения прямо ему в лицо, увидеть искажающую его гримасу страха и ненависти. Но нет, мерзавец издох прямо перед выходом в свет книги, подгадив им даже из могилы.
А чего ещё ожидать от вампира, от самой бездны демонической сущности Победоносцева, которого они называют «обритая летучая мышь в очках», «общественное пугало», «засушенный бюрократ»,  «экспроприатор заплесневелых библиотек», «всеотравляющий туман кровососной власти», «политический, моральный, религиозный палач-бюрократ», выполняющего волю сатаны.


Вампир Победоносцев

Побѣдоносцева часто обзывають и рисуютъ въ каррикатурахъ «вампиромъ» Россіи. Либо — «зміемъ» <...> Змій — чести много. Но «вампиръ» — хорошо. Вампиръ! Въ Моравіи — этой классической странѣ вампировъ — существуетъ повѣрье о необычайной способности ихъ проникать въ жизнь человѣческую, подъ видомъ густого зловреднаго тумана, въ которомъ никто не подозрѣваетъ враждебной демонической воли: всѣ думаютъ, что имѣютъ дѣло съ самымъ обыкновеннымъ природнымъ явленіемъ, а между тѣмъ, живой туманъ, выждавъ свой часъ, матеріализуется въ грозный фантомъ, — свирѣпое привидѣніе склоняется къ постелямъ спящихъ и сосетъ кровь человѣческую.

Такимъ вампирическимъ туманомъ окуталъ Побѣдоносцевъ внутреннюю политику и тактику двухъ самодержавныхъ царствованій, въ которыхъ его вліяніе было неограниченно — и всегда вело къ насилію, крови, рабству, разоренію и истощенію народа.  Часто спрашиваютъ:

— Гдѣ реальныя причины къ всеобщей ненависти противъ Побѣдоносцева? Гдѣ лично имъ принесенное и принятое на свою отвѣтственность зло?

Какъ ни подспудна еще исторія послѣднихъ тридцати лѣтъ русской жизни, однако, за фактическимъ отвѣтомъ на подобные вопросы дѣло не станетъ. Но отчасти вопрошатели правы. Реализоваться въ кровососный фантомъ Побѣдоносцевъ не любитъ, — у него есть вампирская скромность — не хвастаться собою, онъ предпочитаетъ суть явленіямъ, и вампиры на показъ, какой-нибудь фонъ-Плеве, Треповъ, Дурново, должны возбуждать въ немъ почти презрѣніе: мальчишки и щенки! Отвѣтственные редакторы собственнаго вампирства! Пугала на государственномъ огородѣ!

Не таковъ Константинъ Петровичъ Побѣдоносцевъ. Онъ — туманъ. Вездѣсущій, всевидящій, всеслышащій, всеотравляющій туманъ кровососной власти. Отъ него нечѣмъ дышать русскому обывателю, и, напитываясь имъ, дурѣетъ и впадаетъ въ административное неистовство русскій государственный дѣятель, правитель, министръ. Онъ — медленное убійство въ средѣ правящихъ и медленная смерть — среди управляемыхъ.

Этотъ человѣкъ любить казнь, смерть, тлѣніе. Въ «Московскомъ Сборникѣ» есть цѣлая глава, гдѣ Побѣдоносцевъ говоритъ объ отношеніи къ мертвому тѣлу у насъ на Руси и у народовъ западной Европы. Конечно, тлетворный Западъ оказывается кругомъ виноватъ передъ покойниками: почитая трупы гнѣздами болѣзнетворныхъ заразъ, онъ торопится сбыть ихъ изъ общества живыхъ какъ можно скорѣе въ могилу, а въ послѣднее время даже воскресилъ и широко распространилъ обыкновеніе сожженія мертвыхъ тѣлъ, о которомъ Побѣдоносцеву «дико и противно слышать».

Тогда какъ у насъ вотъ какое благолѣпіе: «мы не бѣжимъ отъ покойника, мы украшаемъ его въ гробѣ, и насъ тянетъ къ этому гробу... мы поклоняемся тѣлу и не отказываемся давать ему послѣднее поцѣлованіе и стоимъ надъ нимъ три дня и три ночи... Погребальныя молитвы наши продолжительны и не спѣшатъ отдать землѣ тѣло, тронутое тлѣніемъ». Послѣдній восторгъ особенно выразителенъ. <...>

Онъ такъ любитъ и чтитъ трупы, что всегда готовъ содѣйствовать обращенію неуважаемаго имъ человѣка въ уважаемый трупъ. Sit divus, dumnon sit vivus! Опора и подстрекатель, адвокатъ и апологетъ смертной казни, Побѣдоносцевъ былъ и остается несмѣняемымъ государственнымъ палачемъ Россіи въ теченіе 25 лѣтъ. Десятки грубыхъ, физическихъ палачей, дѣло которыхъ — безсмысленно, безотвѣтно, по приказу начальства, затянуть на горлѣ осужденнаго роковую петлю, умерли въ этотъ срокъ, сбѣжали, подали въ отставку, сошли съ ума, а онъ — все тотъ же: политическій, моральный, религіозный палачъ-бюрократъ — палачъ надъ казнимыми, палачъ надъ судьями, палачъ надъ палачами...

Все тотъ же, — только черепъ совсѣмъ оголился отъ волосъ и, при безобразно оттопыренныхъ ушахъ, окончательно уподобилъ стараго государственнаго вампира подземному гному какому-то или нечистому духу изъ полчища Адрамелехова. Словно обритая летучая мышь въ очкахъ и на заднихъ лапахъ. Когда у Побѣдоносцева выпали послѣдніе зубы, онъ вставилъ себѣ, чтобы удобнѣе жевать преданнную ему на съѣденіе мать-Россію, не искусственные зубы, но, такъ называемыя, сплошныя челюсти — и столь украсилъ себя этимъ сооруженіемъ, что даже привычные къ нему люди не могутъ отдѣлаться отъ чувства содроганія и отвращенія.

Вампирамъ свойственно сохранять, въ гробовомъ снѣ своемъ ту наружность и тотъ возрастъ, въ которыхъ случилось имъ «повампириться». Побѣдоносцевъ никогда не былъ молодъ и всегда былъ микроцефаломъ. Чиновничество уже изсушило его, какъ сердцевинную перепонку гусинаго пера, къ тому періоду жизни, когда онъ сталъ у власти, чтобы пить кровь человѣческую. Онъ жалокъ, противенъ и гнусенъ.

Он жалок и противен

ОН ЖАЛОК, ПРОТИВЕН И ГНУСЕН.
Subscribe
promo kolybanov december 23, 18:43 8
Buy for 50 tokens
ЛЮБИМЫЕ ХУДОЖНИКИ БАШКИРИИ - о дин из самых масштабных некоммерческих художественных интернет проектов в мире (на сайте около 1500 авторов связанных с Башкирией, как уже ушедших, так и современников, охвачен период в 100 лет). Поддержите проект, посетите галерею мастеров по адресу…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments